TOP 10
Новости наших партнеров

Евгений Стеблов: «Данелия показал новую «Кин-дза-дзу» — симпатично»

03.12.10 00:48 Евгений Стеблов: «Данелия показал новую «Кин-дза-дзу» — симпатично»

Известный актер рассказал о том, из-за чего он прекратил преподавать, чем занят в последнее время кроме театра, а также о том, как он выходил из конфликта с Раневской.

— Евгений Юрьевич, почему вы, в сравнении с другими коллегами, сейчас нечасто снимаетесь?

— Почему это редко — я считаю, что достаточно часто. А что мне, вылезать из каждого утюга? Моя деятельность же не заключается в том, чтобы постоянно сниматься, я же не штатный актер кинематографа! Я артист театральный. Первый заместитель Союза театральных деятелей (СТД), у меня обширная деятельность. Кроме того, я за всю свою жизнь поставил четыре спектакля как театральный режиссер.

— Вы играли в «Шерлоке Холмсе и собаке Баскервилей», затем — в «Воспоминаниях о Шерлоке Холмсе», а смотрели ли голливудскую версию с Робертом Дауни-младшим?

— Нет, не смотрел. Мне подобные фильмы не интересны. Смотрю фильмов мало. Я в этом смысле не читатель, а писатель.

— И в прямом смысле — тоже: из-под вашего пера вышло три книги воспоминаний…

— Две! Просто у меня их целых четыре издания. А больше не пишу.

— Вдохновения нет?

— Да не то, чтобы… Просто это не моя основная профессия. Некогда! Потому что ко всем своим ипостасям, о которых мы уже говорили, я еще и педагог, вот, в 2009-м, будучи профессором РАТИ (Российская академия театрального искусства, либо же Госинститут театрального искусства, ГИТИС, что одно и то же. — Авт.) выпустил курс студентов. А в этом году я новых студентов не набирал.

— Почему?

— В ГИТИСе были всякие нестроения, вплоть до уголовных дел. Я далек от этих вещей и предпочитаю переждать. Там очень много талантливых преподавателей, которые душу отдают, но с точки зрения учебного процесса в ГИТИСе в последнее время происходили нехорошие события. Когда я уже выпускал курс, то даже не давали площадей для репетиций (для выпуска дипломных спектаклей. — Авт.), мы репетировали в буквальном смысле по домам и у меня дома тоже. Помню, приехал в Нижний Новгород и мой непосредственный руководитель в СТД Александр Александрович Калягин, просил провести там наш форум — он был нездоров. И вот после торжественной части ко мне пробивались люди с петициями — оказывается, ГИТИС открыл филиал свой, причем платный курс при Нижегородском театральном училище. Но это училище — не вуз, как на его базе можно открывать такой филиал?!

Я не знаю, вернусь ли я вообще к преподаванию, ведь этим занимаюсь уже с начала 90-х, даже раньше. Сначала преподавал в Щукинском училище, которое и сам закончил — при театре Вахтангова. Но я не вел курс, у меня не было такой возможности временной, потому что в Щукинском руководитель курса должен очень плотно участвовать в жизни своих подопечных. А в традициях ГИТИСа курирование курса не такое плотное, мне необязательно было там появляться регулярно. Думаю, в этом его преимущество, потому что там есть возможность руководить курсами у действующих артистов, а вот в Щукинском из-за этого практиков маловато, порой преподают люди, которые сами ничего в искусстве не достигли.

— Кроме прочего, вы еще были и президентом международного фестиваля имени Раневской «Великая провинция»…

— Дело в том, что этот фестиваль в Таганроге, на родине Раневской, проводила одна компания, спонсор. Но когда грянул кризис, то все это дело накрылось. В этом году я был председателем театрального фестиваля в Ростове-на-Дону «Русская комедия». А с Раневской я имел счастье работать, и у меня не было с ней ситуаций, требующих хирургического вмешательства.

— Вы и сейчас занимаете ту же гримерку, где прежде сидела она?

— Да, мне досталась гримерка Фаины Георгиевны. Она партнер была нелегкий. Характер у нее был такой — не любила людей, которые смотрят ей в рот, жестко их осекала, высмеивала, а любила тех, кто имеет свою позицию. И вот каждый раз, встречаясь с ней при работе над спектаклем, надо было показывать, что ты имеешь свою позицию, причем, чтобы это сочеталось с ее позицией, — надо было быть дипломатом. При мне уже она была старым человеком, но при том — такая глыба! А у меня — своя индивидуальность. И драматургия без конфликта невозможна, но у нас все с ней разрешалось только в творческом русле. Ей ведь все прощалось за талант. Потому что наедине с подушкой талантливый человек всегда винит в неудачах себя, не перекладывая на других случившиеся промахи. Вот так и с Раневской: осознавая ее талант, невозможно было не простить ей ее острый язык за ее яркую индивидуальность. У нее не могло быть пошло, безвкусно.

— То есть, по-вашему, человек, который одарен в профессии, не может иметь сволочной характер?

— Мне трудно сказать, я такими качествами сам не обладаю. Но мне кажется, что талантливый человек — он в душе чистый и в чем-то — ребенок. Потому «гений» и «сволочь» — несовместимы.

— В этом году, 8 декабря, вам исполнится 65 лет. Будете отмечать в театре? Или дома тоже?

— Конечно, отмечать юбилей я буду, но празднование для друзей не хочу выносить на всеобщее обозрение. В театре Моссовета никаких больших отметин не будет, но я проведу встречу со зрителями в Союзе театральных деятелей.

— Вас как минимум дважды провидение спасало от гибели. В первый раз — когда вы попали в автокатастрофу в Чехословакии и очень сильно тогда разбились, врачи вас собирали по частям. А во второй — во время съемок с Михалковым, когда снаряд рядом упал. Были ли еще случаи, когда судьба чудом хранила вас?

— Что до съемок с Никитой в фильме «Перекличка» Даниила Храбровицкого, то там все было не так критично. Я тогда, и правда, уронил снаряд, но он же не взорвался. Могло, конечно, произойти самое ужасное, но не произошло ничего. Потом судьба еще меня испытывала — мы все живые люди, бывал нездоров, но такого, как в той аварии, к счастью, больше не было.

— В следующем году выйдет мультфильм «Кин-дза-дза», который вы озвучивали. Как пришла идея о создании анимационной версии на базе всем известного фильма?

— Об идее вы лучше у Георгия Николаевича Данелии спросите — это он двигатель прогресса. А меня он просто попросил озвучить небольшую роль. Я его полностью еще не видел — мультфильм в работе пока. Но когда я был на праздновании юбилея Данелии (в августе исполнилось 80 лет. — Авт.), то он показывал нам фрагменты и, по-моему, очень симпатично получается.

— А как вы вообще относитесь к созданию фильмов-римейков на известные кинохиты?

— Ну, к «Кин-дза-дзе» это не относится, потому что это анимационная версия, а не римейк. К тому же Георгий Николаевич — он, все-таки, по первому образованию архитектор и вообще художник по жизни, с колоссальным опытом режиссер. Но вообще я считаю, что римейки — обреченное на неудачу дело. Дважды-то в одну воду войти нельзя. И цель их создания всегда заведомо подражательная.

У меня в свое время была картина «По семейным обстоятельствам». Изначально-то это была пьеса «Возможны варианты», и я в ней, в театре Моссовета, играл того же, кого и в фильме, — зятя Галины Аркадьевны, Игоря. А уже спустя много лет после выхода всем известного фильма автор пьесы Валентин Азерников со мной просил встречи — он хотел написать продолжение истории, и ему было интересно узнать, каким я вижу развитие своего персонажа. Мы встретились, я ему наговорил какие-то свои мысли, и он поинтересовался: «А кто бы это смог снять?». Ну, я назвал несколько фамилий. А спустя время я увидел этот римейк — производства, кстати, украинского (на самом деле сериал «Под крышами большого города» по тому же сюжету, что и в легендарной картине, снимал украинский режиссер Вячеслав Криштофович, но работая на российскую компанию «ДомФильм» — Авт.) — ну чудовищно! Я еще жив, Марина Дюжева... Почему нас играли другие артисты — непонятно. Галя Польских тоже еще здравствует, но ее почему-то играла Катя Васильева. Это был бред сивой кобылы! Мне кажется, что это просто была продюсерская идея, а продюсерами у нас сейчас бывают любые, кто оказывается в том месте, где делят деньги. Есть, конечно, профессионалы. Но порой встречаются, наоборот, просто дикие люди! И их инициатива основана на успехе прошлой картины, а теперь и им хочется быть к этому причастными. А мы, когда работали над фильмами, вошедшими в историю, не думали, что они будут так любимы зрителями, мы просто вкладывали душу и работали.

— Как-то вы с Михалковым обнаружили, что и ваши деды тоже были дружны, но, что еще удивительнее — ваш дядя помогал устраивать судьбу брата Сергея Михалкова. Что об этих пересечениях жизни говорит Никита Сергеевич?

— О мыслях Михалкова лучше спрашивать у него самого. Но что до дружбы наших дедов, то я не знаю, была ли там именно дружба. Зато я знаю, что в конце XIX — начале XX века мой прадед был директором двух гимназий, женской и мужской, в Рыбинске. И был одним из тех педагогов, кто дослужился до чина статского советника, до генеральского чина. А еще — членом гордумы Рыбинска. А двоюродный дедушка Никиты, тезка его отца, Сергей Владимирович Михалков, был там предводителем дворянства в этот же период. Об этом я узнал, когда выступал в Рыбинске. Когда же я приехал из Рыбинска, то рассказал о своих открытиях своему папе. Он тогда уже плохо себя чувствовал, но еще успел прочесть мою книжку «Против кого дружите», и он рассказал мне такую историю. Его брат, а мой дядя, был директором магазина «Москва». На то время это был главный книжный магазин города, и дядя Витя часто организовывал торговлю книгами в Кремле, во время всяких политических акций. И все деятели культуры ходили к нему за книгами. А семья Сергея Владимировича жила неподалеку от магазина тогда. И он имел мужество выхлопотать своего брата, сидевшего на Лубянке, из тюрьмы. Да, тогда это было мужество — ведь было сталинское время и можно было самому срок схлопотать! Освободил брата, но того не брали на работу — он был после отсидки лишен московской прописки. С другой стороны, без работы не прописывали. Замкнутый круг! И вот Михалков пришел к моему дяде Виктору Викторовичу Стеблову, а тот его оформил такелажником.

— Кстати, Виктор Викторович слыл знаменитым библиофилом, а у вас дома хорошая библиотека?

— Папа коллекционировал книги, и вся семейная библиотека, — в основном, там, где живет моя мама, а я — не такой почитатель книг. Да к тому же сейчас уже наступило время электронных носителей и источников информации, а книги превращаются в антиквариат.

— А ваш сын Сергей чем занимается? Помнится, у него было свое агентство «Стеблов-фильм»…

— Агентства давно нет. Я бы сказал, что сын занимается духовным поиском.

— Вы в политической жизни страны участие принимаете?

— Только в рамках своей общественной деятельности. У меня театральная политика. Например, в прошлом году осенью в ТЮЗе в Нижнем Новгороде сотрудники объявили голодовку. Причины голодовки были не социальные, а творческие, было недовольство руководством театра. И я возглавлял комиссию, которая выехала на место. Пришлось применять метод челночной дипломатии, и за один день мы это прекратили. Конечно, я испытал чувство внутреннего удовлетворения. Хотя потом, конечно, еще пришлось искоренять причины, и этим уже Калягин больше занимался.

— Вы вообще следите за тем, что происходит в странах-соседях, в частности, в Украине?

— Только из прессы. Живем что вы, что мы, — по большому счету, одинаково. К счастью, закончилась у вас та оперетта, тот политический фарс, который был с Ющенко и Тимошенко. Особенно с последней, потому что это опереточная фигура. Ну как народ может голосовать за женщину с накладной косой? Это что, наивность такая? Я очень люблю Украину. Раньше, когда это была единая страна, я ездил к вам отдыхать. А еще езжу в Полтавскую область — у меня там родственники живут дальние. Россия, Украина и Белоруссия — они очень похожи. Конечно, кровей у всех много намешано, и менталитет не одинаковый (климат и многое другое отпечаток накладывают) — но очень схожий. В Украине же такая певучесть языка — заслушаешься, а еще — характеры южные, гостеприимные. Рад, что мы экономически сотрудничаем, и пограничные проблемы сглаживаются, потому что иначе людям очень неудобно.

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

В 1976 году в жизни Евгения Стеблова случилось несчастье: он попал в автокатастрофу. Друг Михалков пригласил его на роль Трилецкого в картину «Неоконченная пьеса для механического пианино», но не суждено было. Авария настигла актера, когда он ехал из Праги, где снимался. В то время в Чехословакии, как и в других странах соцлагеря, очень боялись Кремля. Специально для операции был вызван очень заслуженный хирург. Но старый профессор уже редко оперировал, и от волнения он зажал Евгению пластиной 10 сантиметров нерва. Это привело к тому, что у Стеблова парализовало руку. В дальнейшем ему пришлось перенести еще две операции (оперировал личный хирург президента Слободы), прежде чем рука начала оживать опять.

Однако, все эти испытания заставили Евгения Юрьевича по-новому взглянуть на жизнь. «Тогда Господь меня остановил: «Одумайся! Переоцени свою жизнь, — считает он. — Какое твое место в ней?» И, возможно, это был один из существенных толчков к перемене моего мировоззрения. Меня это подтолкнуло к Богу. Может, это и раньше жило во мне, но я не понимал».

Осознав все, Стеблов вместе с женой принял крещение. Хотя для этого ему даже пришлось договариваться со священником, чтобы тот не сообщал о процедуре в соответствующие органы.

НАЧАЛ АКТЕРСКУЮ СТЕЗЮ С ДОМАШНЕГО КУКОЛЬНОГО ТЕАТРА

Имя: Евгений Стеблов
Родился: 08.12.1945 в Москве
Карьера: народный артист России (1993 год)

Актерская биография Жени началась с домашнего театра кукол. Но поскольку родители хотели видеть сына филологом, то наняли педагога по литературе, а тот привел его в молодежную студию при драмтеатре Станиславского. В числе студийцев были Инна Чурикова, Никита Михалков, Александр Пашутин и др. Так что после школы Стеблов пошел в училище имени Щукина. Уже учась там, Женя впервые снялся в кино — в «А я иду, шагаю по Москве».

Потом были роли во многих фильмах, а во время съемок в «Перекличке» Евгений еще прочнее подружился с Михалковым и тот позже стал приглашать его в свои фильмы, такие как «Несколько дней из жизни Обломова», «Сибирский цирюльник». Сейчас в фильмографии Стеблова — более 50 картин.

В 1966 году парень пошел работать в Ленком, но позже его призвали в Театр Советской Армии, где он сыграл лишь в нескольких спектаклях. С 1969 года и по сей день Евгений Стеблов работает в Театре имени Моссовета, где не только создал многие роли, но и выступал режиссером трех спектаклей.

Автор повести «Возвращение к ненаписанному» (1983 год), ряда статей, мемуаров «Против кого дружите?». Всю жизнь актер прожил в браке с Татьяной Осиповой, не имеющей отношения к кино, и которой не стало в январе этого года. Есть 37-летний сын Сергей, который пошел по стопам отца.

Источник: Сегодня
Новости наших партнеров


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга