Калейдоскоп
Происшествия
15 июня 2022, 18:07 | Автор: Олег Клейст

Исполнитель смертных приговоров раскрыл, что ждет пленных наемников в ДНР в случае отказа в помиловании

Палач о пленных наемниках в ДНР
фото:
Алкаев рассказал о том, как исполнялись смертные приговоры в Белоруссии в 90-х.

Двух британцев и гражданина Марокко приговорили к смертной казни за действия, которые они совершили в момент участия в СВО на стороне Украины.  О том, что могут чувствовать приговоренные к расстрелу и что их ждет в случае отказа в помиловании, рассказал СМИ экс-начальник СИЗО № 1 в Минске Олег Алкаев.

Как уточняет “МК”, с 1996 по 2001 годы он возглавлял команду, которая исполняла смертные приговоры на территории Белоруссии. Уже два десятка лет Алкаев живет в Германии.

В беседе с журналистом издания он признался, что наблюдает за происходящим в ДНР, и понимает, что глава МИДа Великобритании загоняет себя в тупик, не желая обращаться к России и ДНР, потому что в последнем случае придется признать статус республики. Поэтому трудно избежать смерти иностранцев.

Алкаев считает, что смерть наемников не вызовет скандала, потому что законов, которые регулировали бы этот вопрос, нет.  Не поможет и ООН, т.к. международная организация не обладает правом табу. Это считается внутренним делом государства.

Он рассказал о ситуации, которая произошла в 90-е в Белоруссии, когда к Алкаеву обратилась женщина. Ее сына приговорили к расстрелу. Он посоветовал обратиться к президенту с просьбой о помиловании, но та пояснила, что ей поможет Жириновский. Его советник успокоил гражданку, сообщив, что в РФ смертную казнь отметили, отменят и в Белоруссии. Женщина отправилась на отдых, а по возвращении узнала, что сына у нее больше нет. А ведь ее адвокаты даже в ООН обращались, где решили остановить расстрел. Но могли только рекомендовать.

Как считает Алкаев, современный приговор о смерти – предмет торга, так что приговоренных иностранцев, скорее всего обменяют на отмену санкций.

Комментируя улыбку марокканца, когда тому зачитали смертный приговор, он пояснил, что иностранец уверен, что его не приведут в исполнение. Но то, что его мысли соответствуют реальности, не факт.

“Я бы посоветовал не мечтать, а писать прошение о помиловании туда, где они находятся”, – заявил Алкаев.

Наличие смертной казни, по его словам, может испугать белорусов, которые понимают, что если из Украины попадут на родину, то их может ждать расстрел за участие в боевых действиях против дружественного государства. И они просят украинское гражданство, чтобы попасть под обмен и избежать смерти. Но сделать это не просто, т.к. нужно сначала отказаться от белорусского, собрав документы.

Издание пояснило, что на счету Алкаева 130 приведенных в исполнений приговоров. По его словам, люди, которым зачитали приговор, выглядели “обреченными… подавленными”, у них постепенно ломалась психика.

Самым страшным Алкаев назвал ожидание смерти, при том, что внешне были адекватными. Но отвечали невпопад, благодарили за то, за что не стоило. Их глаза были безумными, считает Алкаев. Своей безропотностью они пытались вызвать сочувствие, готовность сидеть в тюрьме до конца жизни, но не быть казненными.

Некоторым из них приходилось ждать по году, пока шло обжалование в Верховном суде. За ним следовало прошение президенту. Этот мучительный процесс Алкаев предлагает заменить тихим исполнением – через ввод медпрепарата, без объявления о смерти. Заключенный должен просто “заснуть”, и не знать о нем.

Пока люди ждали расстрела, читали Библию, “до последнего верили в чудо” помилования. Смертников было по два и три в камере. По данным Алкаева, в 1996 году было проведено до 50 расстрелов. Никто из осужденных не обсуждал будущую казнь, не произнося слово “расстрел”. Они не могли его даже читать, потому что “било по психике”.

Некоторые просили об исповеди и говорили священнику, что невиновны, просили обратиться к президенту о помиловании. Никто не исполнял их последних просьб, т.к. исполнители приговора почти не общались с осужденными. И лишь один раз Алкаев помнит, что человеку разрешили покурить, что было исключением.

День казни не сообщался, а дату расстрела назначал Алкаев. На приговор давался месяц. Начальник выбирал дату после того, как осужденный съедал все продукты. которые передавали близкие, не более 98 кг. Такого послабления добился в Белоруссии сам Алкаев.

В день расстрела осужденных просто молча выводили из камеры, не отвечая на вопросы. Один из них – помиловали ли его или нет. Потом приводили в помещение, где прокурор зачитывал приговор: «В помиловании вам отказано». Затем завязывали глаза и сообщали, что его повезут в другое место, ставили на колени и стреляли в голову. Приговоренный не успевал ничего понять, пояснял Алкаев. Все это занимало менее минуты.

Родственникам потом просто выдавали справку “убыл по приговору”, и не брали передачи. Некоторые догадывались, что приговор исполнен.

По словам психотерапевта Виктора Гурского, приговоренные в ДНР испытывают шок, находятся в психопатическом состоянии, т.к. находятся в экстремальных условиях.  Некоторые просят героизировать себя, сменив пожизненное на казнь. А их родственники впоследствии получат социальные бонусы.

Даже профессия судей, по его словам, входит в список психопатических, т.к. человеческая жизнь для этих профессионалов ценности не представляет. И, как правило, им тяжело после множества вынесенных приговоров. Гурский считает, что “спать спокойно точно не смогут”.

Ранее Topnews писал, что 7 июня начался трибунал над военными иностранными наемниками. Им грозит смертная казнь.

Следите за событиями дня в нашем паблик-аккаунте в Telegramm
материалы ПО ТЕМЕ
Смертный приговор иностранный наемникам осудили на Украине, Великобритании и СЕ Украина, Британия и Совет Европы отреагировали на смертный приговор в ДНР иностранным наемникам
Троих иностранных наемников в ДНР приговорили к смертной казни Троих иностранных наемников в ДНР приговорили к смертной казни
 
топ НОВОСТЕЙ
Все новости раздела
новости Калейдоскоп
Все новости раздела