TOP 10
Новости наших партнеров

Друг Гурченко: «Люся делала попытки помириться с дочерью»

10.05.11 01:25 Друг Гурченко: «Люся делала попытки помириться с дочерью»

Михаил Окунь, пианист, 25 лет друживший с актрисой, рассказал о ее романе с Сениным и какой она на самом деле была мамой, женой и бабушкой.

Алена Медведева

-  Михаил Моисеевич, вы познакомили Людмилу Гурченко с юным незрячим музыкантом Олегом Аккуратовым, на основе истории которого родился ее последний фильм «Пестрые сумерки». Как это было?

- Об Аккуратове много говорить не хочу. Это был мой ученик как до музыкального училища, так и после, несколько лет. Однажды я Люсе показал запись с ним. Олег очень одаренный мальчик, но сейчас ему уже за 20. Парень он правда талантливый и замечательный певец, кроме того что пианист. И она восхитилась им и захотела как-то поучаствовать в его судьбе, поработать с Олегом. Они пели дуэтом, некоторые песни были из тех, что мы с ней вместе записывали, ей очень нравилось. А мои занятия с ним закончились на фильме «Пестрые сумерки». Сейчас парень живет со своей семьей у себя на родине, в Ейске.

- Кто-то кроме Аккуратова на ваших глазах ее впечатлял своим талантом настолько, чтобы она могла изменить свои планы, мнение?

- Гурченко окружало много талантливых людей, которые и ее впечатляли и умиляли. В последнее время она восхищалась режиссером Римасом Туминасом. Она вообще любила восхищаться чужими талантами и помогала в профессиональной деятельности. И рекомендовала кого-то и играла на коллег. Но планы у нее всегда были свои, она не любила от кого-то зависеть и сама знала, как ей прожить следующий день или год. Так что чужие планы ее не очень-то интересовали. Зато такое, может ли ей человек помочь и улучшить ее планы, — это ее интересовало.

- Каким образом Людмила Марковна действовала, чтобы добиться постороннего расположения?

- Она могла мудро отступить, если считала борьбу бессмысленной. Но все же были люди — талантливые, интересные, которые ее могли увлечь так, что она рада была поступиться своим временем и действовать по их сценарию. Люся не была эгоисткой. Иногда добивалась, иногда отступала. И женское обаяние могла включать, чтобы получить, что ей нужно. А какая женщина не очаровывает? Делала ли Люся это специально? Не знаю, не замечал. Но она могла на записи спросить, например: «Тебе нравится, как я сегодня одета?». Думала об этом часто. Но при этом одевалась всегда по-разному, всегда! И всегда потрясающе к месту, в соответствии с событием.

- На сцене — ярко, а вне ее старалась не привлекать внимание?

- Нет, она не всегда была на сцене яркой. Были моменты, когда она выходила в чем-то сдержанном, но все равно держала зал. Какие уж тут блестки с перьями, если ей предстояло сделать что-то трогательное?

- Что могло заставить Людмилу Марковну заплакать?

- Я не видел ее плачущей. Хотя знаю, что могло вызвать ее слезы — предательство или умиление чьим-то талантом. Но она вполне могла проявить эмоции на людях. Она была очень живым человеком. Запросто могла стать нежной или разгневаться. На предательство, хамство тоже по-разному реагировала: могла мгновенно, а могла и внутри себя перетерпеть, промолчать!

- Она написала музыку к «Пестрым сумеркам» сама…

- Люся написала мелодии, а гармонизовал и сделал аранжировки к фортепиано я, а для оркестра - Анатолий Кальварский, замечательный аранжировщик питерский. Гурченко была необразованным музыкантом, но, много работая с выдающимися музыкантами, она очень хорошо разбиралась в музыке, чувствовала ее. Потому во время работы выжимала всех и себя не жалела, чтобы добиться результата!

- Наверное, когда речь шла о творчестве, то она шла на многие жертвы, забывала, поела она, не поела…

- Нет, вы себе представляете, что значит работать с концертами? Она не могла себе позволить относиться к таким вещам халатно. Она, наоборот, всегда помнила, что сейчас ей нельзя есть, иначе не сможет выйти на сцену. А если говорить о бытовых, житейских жертвах, то да, наверное, Люся могла пойти на любые.

- Она вообще не типично для актрисы относилась к еде…

- Мы с ней ели часто и самую разную еду. При этом она всегда кушала столько, сколько ей хотелось. А вот сколько она не ела после этого — не знаю.

- Она часто помогала другим людям?

- О таком она особо не рассказывала. Хотя я слышал о подобных случаях. Но я знаю, как она помогала Аккуратову — очень серьезно и материально в том числе.

- А вам помогала?

- Да мне не надо было помогать никогда. Я не был настолько несчастен (смеется).

- Разве обязательно быть крайне несчастным, чтобы друг мог проявить участие? Например, Людмила Марковна рассказывала, что Юрий Никулин звонил ей всегда, если узнавал, что у нее неприятности…

- Я больше дружу с ее мужем, и мы по-мужски чаще друг другу звоним и поддерживаем тоже. Но в этом смысле и сама Люся была такая же. Допустим, умер один музыкант, с которым мы вместе работали, и надо было концерт его памяти сделать. Я ей позвонил, и она сразу прибежала, выступала без всяких гонораров, потому что уважала его.

- Михаил Моисеевич, как думаете, Гурченко любила Сенина?

- Да. И не просто любила, а очень любила. Я свидетель всего их брака. Мы часто виделись, и я видел, что это был настоящий роман, нежный и трогательный. И не было в их отношениях никаких расчетов! Влюбился он в нее — вот и все, и завоевывал. А потом и она в него. Он глаз от нее отвести не мог, где бы она ни была.

- Слышала, Сергей Михайлович старался полностью отгородить ее от забот, создать тыл…

-  В жизни так не бывает, что только кто-то один создает тыл, а другой, прислонившись, живет. Нет, они опирались друг на друга. Просто у них еще профессии так совпадали: она актриса и певица, а он — продюсер. И естественно, что встречи, переговоры касательно ее деятельности проходили через его руки. Но ведь он организовывал антрепризы и спектакли, в которых она и не участвовала. А все, что касалось ее, конечно, он решал.

- А в бытовых вопросах?

- Она вполне могла делать что-то для дома, покупки… Просто ей невозможно иногда было, например, вынести мусор, потому что ей бы не дали проходу. Конечно, она часто старалась закрыться, юркнуть куда-то в машину…

- Их соседи мне рассказывали, что в родном дворе она как раз не пряталась, а часто они с Сениным гуляли.

- Ну, в родном дворе, наверное, все привыкли к ней. И в ресторанчики они, знаю, любили зайти, посидеть вдвоем или с друзьями.

- У них всегда с Сергеем Михайловичем наблюдалось единодушие?

- Ну где вы видели счастливый брак и чтобы сплошное единодушие? Конечно, они спорили. Тем более, было много творческих моментов, и Люся часто видела организацию работы или саму ее суть по-другому, чем муж. Было, что очень ругались. Но в итоге находили компромисс, она Сереже полностью доверяла. И правильно делала — он не только организовывал все безупречно, но и был инициатором ряда ее работ, которые потом имели успех.

- На момент знакомства с Сергеем Михайловичем у Людмилы Марковны за плечами остались четыре брака, она была уже очень обожженная…

- Ну, вот я не знаю, кто там обжигался, она говорила обо всем этом со мной со своей стороны, по-женски. С некоторыми из ее мужей я был знаком. Выносить это на публику не хочу. Однако скажу одно: в своих книгах она обозначила все причины разводов со своими прежними мужьями, и с ней согласен, я ей верю (там Гурченко признавала, что с двумя мужьями, сценаристом Борисом Анроникашвили и музыкантом Константином Купервейсом они расстались из-за измен с их стороны. Первый ушел к Нонне Мордюковой, а второй, пока жена снималась в кино, бегал к женщине с ребенком, в чем потом ей признался, да к тому же был очень подвержен влиянию своих родителей, которые невзлюбили невестку. А с актером Александром Фадеевым актрису якобы развела его страсть к спиртному, а вот с певцом Иосифом Кобзоном — работа: по ее словам, он требовал, чтобы мир вертелся вокруг него, она же хотела состояться сама. — Авт.). По поводу ее и Сенина ходило много глупых разговоров по Москве — якобы он женился на ней из-за известности, из-за денег. Глупости!

- А правда ли, что Сенин подогревал ее гнев в отношении дочери и внучки — чтобы они не виделась с ними?

- Нет! Сенин за всю их жизнь видел ее дочь раз 10. Когда Люся его о чем-то просила, то он помогал им, чем мог. Когда ее мама была еще жива, он постоянно помогал ей по просьбе Люси, возил, приносил что нужно в больницу. Как мог помогал и когда она скончалась. Но он не то что не настраивал ее… Сережа очень благородный человек и старался дистанцироваться от этого — чтобы нечаянно не усугубить еще больше эту семейную драму, причины которой я, может, и знаю, но говорить о них тоже не хочу…

- Ну, Гурченко сама обнародовала эти причины: она винила Марию за то, что та не уберегла ее любимого внука Марка, который умер в 16 лет от передозировки. К тому же, отношения между нею и дочкой до этого не были гладкими, а когда она продала квартиру матери, то это стало последней точкой в их отношениях.

- Вот именно, есть такой документ, как ее книги, где она излагает полностью свою точку зрения. Но сколько сейчас еще начнется мерзости вокруг этого, особенно, если не обойдется без дележа имущества… Сенин никогда сам не стал бы судиться и никогда не стал бы тянуть одеяло на себя. Я точно знаю его точку зрения: он не сторонник публичных разбирательств, ему проще встретиться, все обговорить тихо и мирно. Но как будет вести себя та сторона — это мы увидим, с Машей я просто не знаком и не знаю ее намерений.

- Почему, помогая чужим людям, Гурченко не смогла наладить отношения со своей родной дочерью?

- Я знаю, что она хотела. Очень хотела. И делала попытки — так, как она считала это возможным. У нее не получилось. Очень Люся страдала из-за этого разрыва, это был больной вопрос. Но были принципиальные причины — нельзя все время переступать через себя…

Теперь о помощи: позвольте, но вся семья в свое время жила на ее заработки! И папа, и мама, в московский их период жизни, не говоря уже о дочери… Все, что у них было в Москве — это откуда? Это было заработано Люсей. Поэтому говорить о том, что она не помогала своей семье — абсурд! Я знаю, как она помогала своим внукам, особенно покойному Марку…

- Это был ее любимец…

- Ну что значит любимец!? Она внучку тоже любила, была нормальной бабушкой. Подарки им везла отовсюду, отдых — за ее счет (Гурченко каждое лето снимала для внуков, дочери и мамы дачу под Москвой. — Авт.) и вообще думала о них.

- А что же сейчас будет делать Сергей Михайлович?

- У него были спектакли, правда, в одном Люся должна была играть с Шакуровым. Теперь ей, наверное, найдут замену. Но его продюсерская фирма жива, там штат сотрудников работает, так что, думаю, Сенин найдет в себе силы жить и действовать дальше.

ИГРАЛ У ЛУНДСТРЕМА

Имя: Михаил Окунь

Родился: 4 апреля 1946 года в Москве (РФ)

Карьера: известный джазовый пианист

Играл джаз в студенческом ансамбле Московского текстильного института, где выучился на инженера, а позже окончил музучилище. Работал в оркестре Олега Лундстрема, играл в различных трио. С Гурченко, по его словам, знаком «года с 1985-го, наверное. Она хотела поработать с джазовым пианистом, и нам организовали встречу. В середине 90-х мы записали цикл песен, 18 из них вышло на компакт-диске «Грустная пластинка». А в последние годы она работала только в моем музыкальном сопровождении».

ДЕЛЕЖ ИМУЩЕСТВА И РЕТРОПОКАЗ ФИЛЬМОВ АКТРИСЫ

Если верить российским СМИ, то дочь и внучка намерены претендовать на наследство мамы и бабушки, с которой почти не общались около 20 лет. Из имущества Людмиле Марковне принадлежала трехкомнатная квартира в Трехпрудном переулке, загородная дача в Подмосковье, автомобиль Audi A4, и за это якобы Сенин уже предложил родственникам покойной 25% их стоимости, а те отказались, требуя половину наследства. Но если оценить недвижимость и авто довольно просто, то как быть с замечательным творческим наследием актрисы, состоящим, помимо ролей, из песен, клипов, авторских разработок в виде сценариев, книг и прочего? А все, что касается бизнеса, — компания, занимавшаяся производством фильмов, и ТО «Дуэт», на основе которых супруги ставили коммерческие спектакли, создана на базе, принадлежавшей изначально Сергею Сенину. К слову, ему принадлежали и многие идеи, которые потом были воплощены им с Гурченко или ею в жизнь. На наш вопрос Окуню о том, чем сейчас занимается его друг Сенин, Михаил Моисеевич ответил: «У него были спектакли, правда, в одном Люся должна была играть с Шакуровым. Теперь ей, наверное, найдут замену. Но его продюсерская фирма жива, там штат сотрудников работает. Так что, думаю, Сенин найдет в себе силы жить и действовать дальше». А ведь, как уже сообщала «Сегодня», перед своей кончиной Людмила Марковна написала сценарий фильма. Если этот фильм и будет создан и представлен миру, то только благодаря Сенину. Насколько нам стало известно, сейчас он ищет для этого финансирование. Однако Сергей Михайлович этот факт комментировать отказался.

Но не только супруг хотел бы отдать дань памяти замечательной актрисы. Как сообщили нам из Фонда социальных инициатив, они намерены в сентябре организовать ретропоказ ее фильмов в ее родном Харькове. Вероятнее всего — в местном кинотеатре «Боммеръ». Именно там, в бывшем кинотеатре имени Дзержинского, работала массовиком мама Гурченко Елена Александровна, и на его сцене случилось первое детское выступление маленькой Люси.

Источник: Сегодня
Новости наших партнеров
Загрузка...


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга