TOP 10
Новости наших партнеров

Екатерина Волкова: «Может так случиться, что я стану женой президента!»

07.12.10 01:34 Екатерина Волкова: «Может так случиться, что я стану женой президента!»

Жена скандального писателя и революционера Эдуарда Лимонова рассказала о том, что ее заставило сниматься в сериалах, почему муж не помогает ей материально, что мешает ей развестись и о шансе повторить судьбу аргентинки Эвиты Перон.

- Катя, вам удавалось несколько лет избегать чрезмерного участия в телесериалах. И вдруг — «мыло» на полсотни серий…

— Я раньше не раз говорила, что никогда не буду сниматься в долгоиграющем «мыле». Но никогда не говори «никогда». Снялась как миленькая в 45 сериях «Такой обычной жизни»! Кризис заставил, детей-то кормить надо. А их у меня трое. Я хорошо запомнила, когда мой 3-летний Богдан открыл холодильник, поднял глаза и не увидел яблоко в положенном месте… У меня при этой картине сердце сжалось — денег было вообще ноль, а дети — вот они, рядом. Мне тогда прям стало себя жалко и я только вздохнула: «Господи!». А я на самом деле верю, что Бог есть и он всегда нам протягивает руку. И хорошо помню продолжение той ситуации — я надела старое пальто, чего-то сунула руку в карман и смотрю — 100 долларов. Думаю, у всех были такие моменты в жизни. В общем, и на «мыло» была согласна. Так что сейчас не зарекаюсь, может‚ и во втором сезоне появлюсь. А сейчас буду сниматься в 8-серийном фильме под рабочим названием «Пандора». После «Такой обычной жизни», где в процессе даже пришлось свои идеи подавать для развития истории, этот сценарий мне показался интересным, и темп предстоящей работы тоже мой.

— А сценариями настоящего кино, выходит, ваш стол не завален?

— Я не героиня сегодняшнего дня, внешность у меня как бы «западная» и в этом проблема. Так получается, что и в советском кино раньше, и сейчас в российском, героинь красавиц нет, красавиц всегда как-то зажимали, «убивали»… Ну, например, Елену Соловей помните? Ну где она? Как-то в Америке существует трагически… У нас всегда ценились характерные актрисы и смешные. Вот, как потрясающая актриса Лия Ахеджакова… Ну, может, еще как-то у Ларисы Гузеевой более-менее сложилось, и то не могу сказать, что она сыграла то, что она могла бы сыграть… У меня есть идея сценария для документального фильма, который я хотела бы снять, — «So beautiful» («Слишком красивая»). Про тех актрис, которые недооценены, которые не сыграли своих ролей, а время их ушло. Актриса — это такая судьба, не сравнима ни с какой другой. Но что касается меня, я вообще не парюсь по поводу этого — мне есть, чем заниматься. Я стараюсь быть независимой от кино и от актерства. Нет ничего хуже, чем сидеть и ждать ролей.

«Пандора». Съемки 8-серийного сериала еще не закончились

— Фэшн-индустрия, где вы активно себя проявляете, это один из вариантов независимости от кино?

— Я всегда вижу перспективу и как человек интуитивный понимаю, что и в России фэшн-индустрия выйдет на уровень, сравнимый с западным. Каждая фэшн-съемка, по сути, — это мой арт-проект. Собирается команда: гример, стилист, фотограф‚ и мы все заинтересованы, чтобы наша съемка получилась удачной. В этом во всем есть действие и есть результат, и если он удачный, мы все получаем от этого удовольствие. А я еще — и возможность всегда хорошо одеваться, не тратя своих денег. Я выступаю в роли модели, хотя мне 36 лет и у меня трое детей. И я вот вдруг стала моделью. Дожила! Еще я собираюсь запускать свой бренд одежды: стильной и удобной, с широкой сеткой размеров. Это мой бизнес, в котором я пока мало что понимаю и бросаюсь в него, как в омут. И вообще, выступая как модель, я понимаю, что личным примером каким-то образом помогаю женщинам, которые не могут, например, справиться с проблемами лишнего веса или с другими проблемами здоровья после родов. Я всегда делюсь всеми своими секретами, которых, собственно, и нет. Как сказала Плисецкая, и я повторяю — не жрите! Это самая замечательная диета. Когда я открываю сборники диет — прихожу в ужас, потому что я столько вообще не ем никогда! Кушайте только тогда, когда вы действительно голодны. И пейте воду по утрам, очищайте свой организм — начинайте свой день со стакана воды, желательно талой. Потрясающий эффект омоложения!

— Морально вы готовы уйти из актерской профессии?

— На самом деле я уже ушла из профессии, потому что я стала больше чем актриса. Сейчас я себя пробую в роли кинорежиссера, и у меня есть потрясающий проект «Класс мира», еще я хочу снять сказку… Считаю, что это, пожалуй, самое лучшее, что я могу сделать, у меня есть потрясающая сказка, сказка моего детства, которую никто не знает. И я понимаю сейчас, почему хочу это сделать, я не зря ее полюбила. Я рисовала через копирку иллюстрации к этой сказке, и у меня был целый театр. Я наряжалась в эту царевну-королевну… И я уже думаю, что это будет — мультик или кино.

 

Идиллия. Мужа в быт не посвящает. Для него — только праздники

— Может, для создания этой сказки лучше подходит другая страна?

— Не так давно, на кинофестивале в Ханты-Мансийске ко мне подошел Сергей Соловьев и с такой безнадежной грустью сказал: «Катька, езжай, езжай, отсюда. В этой стране ничего нет». Это так было пронзительно. Я на самом деле чувствую себя скорее жителем планеты… У меня на этой планете есть станция Москва, где я с детьми, есть станция Тольятти, где я живу со своей мамой, и где отец живет неподалеку, в Жигулевске. Есть у меня на этой планете еще и станция Ярославль, где я училась в театральном институте и мне там встретились потрясающие люди, настоящие интеллигенты, аристократы. У меня был мастер Вячеслав Сергеевич Шалимов. Он настоящий Дон Кихот — с такой седой бородой и невероятно добрыми, печальными голубыми глазами. А как я в Ярославле оказалась? Опоздала на все поступления в Москве! У меня судьба, как кино на самом деле. Иногда думаю, что все какое-то провидение… Я вообще не хотела быть актрисой. В 5 лет я сказала: « Хочу быть Аллой Пугачевой!» И она на самом деле дала мне первые актерские уроки. Может быть, помните, раньше по телевизору показывали сводные концерты, и она выходила последней. Каждый ее номер был настолько артистичным, и в ней актрисы было больше даже, чем певицы. Я кричала всем: «Молчать!» Прибавляла громкость, стояла, смотрела и слушала, замечая и впитывая все, целовала экран с этой Аллой Борисовной Пугачевой, и меня било током. На самом деле все мои первые уроки актерского мастерства я приобрела только от нее… И так я между этих станций — приеду, уеду.

— Как вам удается выкроить время для своих детей?

— К сожалению, у меня такая работа, которую «на дом» не возьмешь. И мне очень помогает старшая дочь Лера. Ей уже скоро 18, и я с ужасом иногда вспоминаю, что и мне было столько же, когда я ее родила. Она у меня закаленный боец, часто выручает — с детьми справляется (Богдану уже три с половиной, а младшей Сашеньке — два года), может их накормить, уложить, сказки рассказать… И, конечно же, на меня обижается, когда я совсем поздно прихожу со съемок. Она мне говорит: «Мама, в конце концов, это твои дети!». И я понимаю, что ей, естественно, хочется куда-то уйти из дома — потусоваться. Но говорю: «Лера, деньги нужны? Я сниматься должна? Тебе же нужно за это, за это, за это…». Когда мы с ней только приехали в Москву (она до 7 лет жила с бабушкой — в Тольятти), у меня же там не было никого, я — из народа, такая настоящая народная артистка. И вот я посадила Леру перед собой и сказала ей: «Мы с тобой одни в этом городе, и давай каждый будет делать свое дело. Твоя работа — это школа. Моя работа — театр, кино. Давай договоримся, что каждый будет выполнять свою работу честно, и мы не будем обманывать друг друга ни в чем. Я тебя всегда пойму, всегда тебя приму, что бы ты ни сделала, но ты знай о том, что я тебе доверяю полностью». Но, конечно, моменты были, когда она и обманывала, и получала за это. Я не из тех, кто против того, чтобы ребенка по попе шлепнуть. Можно, еще как можно, если за дело. Она у меня воспитана, как самурай.

На отдыхе. Катя со своей троицей — Лерой, Богданом и Сашей

— Но кроме воспитания, еще ведь и быт с коммунальными платежами…

— О, это моя больная тема и я могу об этом долго говорить. Мы ж как живем сейчас? Мы выживаем, и я думаю, все так: работаем, работаем, не видим ни детей, ничего, а сил уже не хватает. Потом мы получаем какую-то сумму, которую опять раздаем — туда, туда, и ее нет! Я на себя не трачу ничего, мне не хватает на себя, то есть я всегда и все трачу на детей. И я живу в очень маленькой квартире. Нас четверо на 47 метрах в доме 1917 года постройки с деревянными перекрытиями, где мыши бегают… И это просто невозможно!

Мы многодетная семья, и я слышу эти призывы: Россия, демография, поднимайте. А как поднимать? Вот Лера живет с Богданом в одной комнате, а я живу с маленькой Александрой в другой. Лере скоро 18, ей отдельная комната нужна. По идее, и мне нужна, но у меня нет своего места. И я понимаю, что купить квартиру по рыночным ценам я просто не в состоянии. Я могу долго сниматься в 100-серийном сериале, не видеть детей, и я все равно не куплю эту квартиру, понимаете? И мама моя сказала: «Кать, сколько можно, государство ж должно помочь». Я написала ходатайство в правительство Москвы, не веря в эту помощь и понимая, что дети Лимонова в нашем государстве не имеют права на хорошую жизнь. Но с другой стороны, это и мои дети! И я тут столкнулась с таким количеством проблем, с такими очередями в собесе! Я не понимаю одно — если у нас есть мир интернета, где есть все базы данных, где уже указано, что я заплатила налог в Пенсионный фонд, почему я должна тратить свое время, идти в налоговую за этой справкой? У меня трое детей и нет времени, я так же, как многие женщины, работаю, и когда у нас выходной — в субботу и воскресенье, тогда же не работает и собес! Я на самом деле далека от политики, но понимаю, что все идет к тому, что мне придется как-то наверное выступать, говорить об этом. Потому что если не я, то кто же? Михаил Борисович Ходорковский сидит в тюрьме пока что, понимаете ли…

— А как же Эдуард Вениаминович? Совсем не помогает?

— Все его деньги уходят на погашение долга Лужкову. По решению суда Лимонов должен выплатить ему 500 тысяч рублей. Лужков подал иск после того, как Лимонов на радио «Свобода» сказал, что все московские суды подконтрольны Лужкову. Мэр (уже бывший) посчитал заявление оскорблением чести и достоинства, и суд — кто бы сомневался — признал это. В итоге Эдуард до сих пор невыездной из страны, потому что он все еще должен Лужкову. Соответственно, арестованы все его возможные гонорары во всех редакциях. Поэтому он не может помогать нашим детям. Но Лимонов мой муж и он продолжает быть моим мужем, у нас нормальные отношения, хотя мы и живем отдельно. Я очень уважаю то, чем он занимается, хотя и не разделяю в некотором роде его слишком радикальные взгляды. Но его тенденция к либералам сейчас мне симпатична. Он будет баллотироваться на пост президента России в 2012 году. И мне интересно за ним наблюдать, и мне очень симпатичны ребята, которые за ним идут все эти годы. Некоторые люди из его партии сидят в тюрьме как политзаключенные, и я его прекрасно понимаю, что он не может оставить их и сказать: «Катя, ради семьи я ухожу на пенсию — будем жить спокойно и счастливо». Это не невозможно. Я это поняла, приняла, и так как он не только революционер, но и поэт — а я влюбилась в Лимонова-поэта и всегда хотела, чтобы он оставался поэтом, — то я и не грузила его бытовыми проблемами. Да, ловила себя на мысли: «Да сколько можно?!» и понимала, что я себе такой не нравлюсь. А я хочу себе нравиться! И стало понятно, что просто не надо изображать примерную семью, врать самим себе. Ну и ладно — живем отдельно: у нас есть дети, и это самое главное. Это счастье! Мы сейчас живем только для того, чтобы вложить в них самое доброе, светлое, чтобы они выросли и мы бы ими гордились. Все. А разойтись с Эдуардом официально мы не можем — знаете, почему? Потому что по российским законам, если я развожусь с мужем, который прописан у меня в квартире, то я ухудшаю жизненные условия детей. А я его прописала у себя, чтобы он мог получить загранпаспорт. Так что, ребята, не требуйте от меня теперь развода с Лимоновым. Вот такая жена у него…

— В жизни России ведь и фантастические сценарии возможны. Представляете себя в образе первой леди страны?

— А что?! Может вдруг так случиться, что я стану женой президента и практически могу повторить судьбу аргентинки Эвиты Перон.

— Сейчас, когда вы в принципе свободны от клятв и обещаний Лимонову, вас атакуют предложениями руки и сердца?

— Нет, я думаю, что сейчас пугаю очень многих — в основном, мужчин. Им со мной страшно связываться.

— А кто первым «утонул» в ваших голубых бездонных глазах?

— Еще в первом классе — Андрюша Фетисов, с которым мы жрали сирень на скамейке. Знаете, есть игра такая — если у цветка сирени шесть лепестков и больше, надо съесть на счастье: это для жениха, это для невесты, это для свидетеля, это для свидетельницы…

«ЛИМОНОВ ПОБРИЛ МЕНЯ НАГОЛО»

В 18 лет Екатерина вышла замуж за тольяттинского авторитета Алексея и родила дочь Валерию. Через пару лет непростых семейных отношений Катя сбежала в Москву. Московский роман с театральным продюсером Эдуардом Бояковым продолжался четыре года. «Мне хотелось какой-то определенности — семьи, детей, но он не был к этому готов», — вспоминает Волкова. И она вышла замуж за другого продюсера — Сергея Члиянца, с которым прожила полтора года. Третий брак ее оказался самым фееричным и по-настоящему удивил светскую тусовку Москвы. Писатель и лидер партии национал-большевиков Эдуард Лимонов вдобавок к своей скандальной репутации был еще на 31 год ее старше (в 2005 г. ему было 62 года). «Все было романтично: ночевки в конспиративных квартирах, митинги — он же оппозиционный политик, — рассказывает Катя. — В то время мы были без ума друг от друга, и однажды вечером я попросила себя побрить наголо, что он с легкостью и сделал». Но с рождением сына Богдана, а потом и дочери Саши выяснилось, что Лимонов не любит маленьких детей: «Он вечерами делился своими воспоминаниями, а мне горшок надо было убрать и ребенка помыть. Мы ведь вместе по сути и не жили. Мы с детьми жили в моей маленькой квартире, а он снимал — ему же надо работать, а дети мешают. Улучшать наши условия он не собирался. Так у меня началась своя борьба — за будущее моих детей. Лимонов же не помогал, а только обвинял меня в мещанстве».

ВОЛКОВА: И АКТРИСА, И РЕЖИССЕР

Екатерина Волкова родилась в 1974 году в Томске. В 95-м поступила в ярославский театральный институт, откуда через два года перевелась на 3-й курс ГИТИСа в мастерскую Марка Захарова. Работала в антрепризных проектах. На сцене театра им. Станиславского она сыграла Эвридику в «Орфее и Эвридике». Как режиссер в соавторстве с Анной Афанасьевой поставила в рамках декады Новой драмы во МХАТе вызвавшую мощный резонанс пьесу «Мой голубой друг» на материале одной из заключенных орловской колонии строгого режима №6 Екатерины Ковалевой. В основе этого «жестокого романса» про зэков и людей — история о женщине и мужчине. Настя в юности была изнасилована компанией подростков, ненавидит мужчин и свои чувственные потребности восполняет «розовым» способом. Вадим был изнасилован собственной матерью и возненавидел женщин. Они познакомились по переписке и в письмах их разломанные судьбы, как пазлы, соединились в картину взаимного притяжения — лесбиянки и голубого. В сценической версии Волковой романтика автора вытесняется натурализмом: появились мат и лесбийские сцены, чего Ковалева в тексте пыталась избежать или обозначала намеком.

Дебют на экране — в фильме Ю. Грымова «Коллекционер» (2001). Дважды снималась у С. Соловьева — «О любви» (2004), «2-АССА-2» (2009). Зрителю особенно запомнилась по ролям в сериале О. Фомина «КГБ в смокинге» (2005), картине И. Дыховичного «Вдох-выдох» (2006) и драме О. Басовой «Клинч» (2008).

Источник: Сегодня
Новости наших партнеров


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга