06 мая 2010, 21:29 | Автор: Иван Рутов

Сотрудник спецслужб покалечил москвичку, а его друзья бросили ее умирать на дороге

Сотрудник спецслужб покалечил москвичку, а его друзья бросили ее умирать на дороге
фото:
Девушка осталась инвалидом, а виновник аварии, сбежавший с места ДТП, не был наказан - «по истечении срока давности дела».

– Срочно в реанимацию! – скомандовал врач больницы, куда еле живую 20-летнюю Машу Державину доставила «Скорая», и, повернувшись к родителям, добавил: – Крепитесь, шансов, что девушка выживет, мало. Слишком много времени прошло с момента получения травмы…


До уплывающего сознания Маши долетали обрывки фраз: «Одна почка разорвана, другая уцелела, но отказали обе… На селезенке огромная гематома. Сложные переломы таза, ребер…»


– Я не удивлялась ни капли, – вспоминает девушка. – Чувствовала, что умираю, держусь на грани, и думала только: «Слава богу, я успела добраться до врачей живой, есть шанс…»


«Я ДУМАЛА, СПАСАЮТ, А МЕНЯ ПРЯТАЛИ»


Авария произошла около пяти часов утра на Моховой улице еще 12 июня 2007 года. За рулем «Фольксвагена» сидел выпускник контрразведывательного отделения Академии ФСБ России 21-летний Александр Герасимов. По данным протокола, составленного сотрудниками ГИБДД, «Фольксваген», нарушив правила движения, ударил сзади впереди идущую «Шкоду Октавию» и, отрикошетив, налетел на фонарный столб.  Милиционеры говорят, что причина аварии одна: Герасимов был пьян и мчался на огромной скорости. Из заключения эксперта экспертно-криминалистического центра ГУВД: «…Превышение скоростного режима водителем Герасимовым находится в причинной связи с фактом столкновения». Именно поэтому его пассажирки, две девушки, так серьезно пострадали. Причем оказались они в машине Герасимова, можно сказать, случайно…


Накануне вечером две студентки – 18-летняя Галина Новикова и 20-летняя Мария Державина – отправились зажигать в ночной клуб «Рай». Когда уже выходили, встретили знакомых – Михаила Журавлева и Дмитрия Кирошку. Знакомство с парнями у девушек было, как говорят, шапочным – виделись пару раз на танцах. Но тут разговорились, и вся компания решила ехать догуливать в другой клуб. Миша и Дима – на «Лендкрузере» еще с одной девушкой. Приятель парней, тогда еще не известный девчонкам Александр Герасимов, был один в «Фольксвагене». Потому-то и было решено, что Галя с Машей сядут к нему.


– Герасимов гнал на предельной скорости и с трудом удерживал руль, – вспоминает Галя. – Автомобиль мотало. Мы сидели сзади, и нас кидало из стороны в сторону. Кроме того, мы почувствовали запах спиртного и поняли, что Герасимов пьян.


Девушки стали просить водителя остановить машину. Но тот не реагировал. Потом был удар, машину закрутило, еще удар – и все стихло. Маша лежала, не шевелясь, на заднем сиденье. Галя же серьезно повредила нос и в шоке выскочила на улицу, пытаясь хоть чем-то унять кровь. Подъехали Миша и Дима. Первым делом они убедились, что Галя, хоть и пострадала (кроме травмы носа, у девушки была сломана ключица), вполне жизнеспособна. А вот Маша… На руках они перенесли еле живую  девушку из разбитого «Фольксвагена» к себе в «Лендкрузер». Галя села туда же, чтобы быть рядом с подругой.


– Мне было так больно, что даже кричать сил не оставалось, – вспоминает Маша. – Я умоляла вызвать мне «Скорую». Но ребята повторяли, что со мной все хорошо и «синяки заживут». Поначалу я надеялась, что мне все-таки помогут. Но оказалось, меня просто прятали на случай, если приедут гаишники. Кстати, по словам водителя «Шкоды», в которую врезался «Фольксваген», друзья Герасимова уговаривали его вообще не сообщать в ГИБДД. Но гаишникам позвонил водитель одной из проезжавших мимо машин.


«ЧТО ЖЕ ТЫ, С…КА, ПИШЕШЬ? ПОЖАЛЕЕШЬ!»


Не успели сотрудники ГИБДД приблизиться к Герасимову, как кто-то из дружков крикнул ему: «Беги!» И виновник аварии рванул во дворы. Один из милиционеров погнался за ним, но не догнал. На месте остались только друзья беглеца. И пострадавшие девушки, о которых милиционеры даже не знали.


– Мы стояли метрах в пятидесяти от места аварии, и милиционеры нас не видели, – рассказывает Галя. – Я хотела подойти к ним сама и попросить помощи. Но парни меня остановили, наорали, обматерили… Мол, руки-ноги целы, ничего с вами не произошло! И это несмотря на то, что Маша даже шевелилась с трудом и мы были залиты кровью.


О том, что в ДТП есть пострадавшие, гаишники узнали только после того, как кто-то из  подъехавших позже друзей Герасимова предложил Гале салфетки, чтобы унять кровь из носа. И едва девушка вышла из машины, «Лендкрузер» с Машей на борту уехал. Галя подбежала к машине ДПС:


– Их нужно догнать!


– Зачем? Документы у нас, они поехали за хозяином автомобиля – «Лендкрузер» им не принадлежит…


– Но там девушка раненая! Моя подруга! Куда ее везут – непонятно!


– Пишите объяснительную…


Галя села на заднее сиденье автомобиля ДПС и начала писать. А к месту аварии все прибывали люди – родные и друзья участников ДТП, которым они же сами успели позвонить. Кто-то пытался запугать Галю – мужчина подошел прямо к автомобилю ГИБДД: «Что же ты, с…ка, пишешь? Мы же тебя зароем!» Его отогнали милиционеры. Галя позвонила родителям подруги и сообщила, что «Машу увезли неизвестно куда». Ее телефон не отвечал…


– Мне даже не объясняли, куда мы едем, – вспоминает Маша. – Я плакала, просила отвезти меня в больницу. Попыталась позвонить маме, но Журавлев забрал у меня телефон: «Тебе ничего не нужно!» Сил бороться не было. Стало очень страшно. В машине их было трое: Миша, Дима и их знакомая девушка. Я умоляла каждого в отдельности – ноль внимания. В какой-то момент почувствовала, что теряю сознание, глаза закатывались, повторяла: «Все, умираю, умираю…» Видимо, со стороны это было страшно, а они не хотели отвечать за труп в машине. Остановили, выпихнули меня и уехали. Телефон увезли с собой…


Это было посреди Нового Арбата. Девушка вспоминает, что с большим трудом, теряя сознание от боли, держалась на ногах. Слава богу, ее быстро подобрал таксист. Маша сказала ему, что попала в аварию. А когда они подъехали к дому, выяснилось, что идти она не может – до двери дотащил водитель. Открыла перепуганная заплаканная мама, и Маша рухнула ей на руки…


Позже на очной ставке Журавлев и Кирошка скажут, что Маша хорошо себя чувствовала, сама захотела с ними поехать, ни на что не жаловалась,  «Скорую» не требовала (что крайне странно, если учесть ее медицинские выписки) и телефон у нее не отнимали. В результате открытое в ОВД дело «о похищении телефона» тут же закроют, написав, что его у Маши отняла «неустановленная личность».


По вине людей, отказавших ей в помощи, Маша стала инвалидом на всю жизнь, и никто, включая искалечившего ее Герасимова, даже не извинился.


По вине людей, отказавших ей в помощи, Маша стала инвалидом на всю жизнь, и никто, включая искалечившего ее Герасимова, даже не извинился.


«ИСПУГАЛСЯ ЧЕЛОВЕКА В ФОРМЕ И УБЕЖАЛ»



А что же виновник аварии? Инспекторы выяснили по базе, что «Фольксваген» принадлежит отцу Герасимова. Через несколько часов после ДТП они оба приехали в 1-й отдел ДПС. Отец сообщил, что сын ездил по доверенности. А сын написал объяснение: «…Был участником ДТП. Ударившись головой, временно потерял сознание, когда очнулся, находился в шоке, увидев человека в форме, испугался и побежал». Вот такое незатейливое объяснение курсанта академии ФСБ. Преследовавший беглеца Максим Семочкин, капитан 1-го отдела ДПС ГИБДД, потерял его в районе Староваганьковского переулка. «Он перелез через забор примерно в 5.30 и скрылся», – пишет Семочкин в показаниях.


Лейтенант Демин, также выезжавший на ДТП, заявил на допросе, что «от водителя «Фольксвагена» шел сильный запах алкоголя», отметил «шаткую походку, несвязную речь». Но через пару недель Герасимов предоставил «документ», подтверждающий, что в день аварии он не был пьян – медосвидетельствование на бланке наркологической больницы № 17. Как получил? Бежал-бежал по ночной Москве и увидел специализированный ночной передвижной медпункт. Зашел проверить состояние своего здоровья после аварии. И – вот удача! – медпункт оказался наркологическим! Выдали Герасимову заключение, что «состояние опьянения не установлено». Причем время оформления – 5.30 – то же, что и в рапорте капитана Семочкина. И как это Герасимов смог в мгновение ока перенестись из Староваганьковского к метро «Юго-Западная» – загадка. Такие паранормальные способности не смогла объяснить и врачебная комиссия больницы № 17. Как сообщил следователям главврач больницы Юрий Шуляк, и регистрационную запись освидетельствования Герасимова, и сам регистрационный журнал за тот период найти не удалось. Чудеса!


Неудивительно, что протокол медосвидетельствования Герасимова был признан недействительным.


Зато следователи получили «карточку водителя» Герасимова, и выяснилось, что за три года существования его водительских прав Александр отметился в 11 нарушениях! Три раза его лишали прав: за то, что ехал пьяным, за то, что не пропустил спецтранспорт, за отказ от медосвидетельствования… Но он продолжал ездить без прав. В том числе и в момент последней аварии.


Вышеперечисленного вполне хватило, чтобы 28 ноября 2007 года УВД ЦАО возбудило против Герасимова уголовное дело по  статье 264 УК РФ часть 1 – «нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности тяжкий вред здоровью». Ему грозило от 3 месяцев ареста до 2 лет тюрьмы с лишением прав до 3 лет. Но не тут-то было…


ЗАЧИСТКА ВОДИТЕЛЬСКОЙ БИОГРАФИИ


В течение года гражданские следователи попросту не могли найти подследственного. Повестки, отправленные ему по адресу прописки, возвращались недоставленными. Из академии ФСБ лейтенант Герасимов выпустился через неделю после аварии. Где еще его искать? Сделали запрос в ГИБДД, не отмечался ли «герой» в новых ДТП, и попали в точку! Еще два нарушения, когда уже шло следствие. Но самое забавное, что при этом 11 старых нарушений, которые были до аварии на Моховой, из карточки водителя благополучно исчезли. «Эти нарушения удалены из компьютерного учета должностным лицом, имеющим к нему доступ», – сообщил в письме следователь Юдин начальнику ГИБДД Москвы Сергею Казанцеву, которому пожаловались пострадавшие. Было проведено разбирательство, карточку с нарушениями восстановили. И это стало подтверждением того, что кто-то старательно чистит водительскую репутацию молодого фээсбэшника. Записи нарушений пришлось восстанавливать с помощью оставшихся в судах решений о лишении прав и по постановлениям, сохранившимся у сотрудников ГИБДД. Так прошло еще несколько месяцев. Таким образом, в Военную прокуратуру дело попало только спустя почти полтора года после ДТП – в сентябре 2008-го.


Лишать водительских прав Герасимова бесполезно - он продолжает ездить без документов, зная, что его всегда отмажут.


Лишать водительских прав Герасимова бесполезно – он продолжает ездить без документов, зная, что его всегда отмажут.



Но тут подследственный начал активно болеть. Об этом следствию регулярно сообщал его адвокат. Третий том уголовного дела состоит из документов о том, как искали Герасимова, и объяснений врачей, которые выписывали больничные… Наконец, отчаявшись, следователи вызвали для дачи показаний и объяснений начальника Герасимова – главу отдела УФСБ по Западному административному округу Москвы, где к тому времени числился Александр, полковника Сергея Бородинского. Тот сообщил, что «о нарушениях правил дорожного движения Герасимов ему установленным порядком не докладывал». Но при этом дал подчиненному характеристику: «Зарекомендовал себя грамотным офицером, добросовестно исполняющим воинский и служебный долг… Морально устойчив… Родине предан». Только после визита начальника Герасимов явился наконец в прокуратуру, но отказался от дачи показаний. До суда дело дошло летом 2009 года, когда истек двухлетний срок давности. Адвокаты Герасимова попросили прекратить дело. Поначалу судья отказался. Но после шести заседаний все же вынес решение: «Дело закрыто по истечении срока давности». Кассационная инстанция подтвердила решение суда: таковы наши законы.


«Я ИНВАЛИД, А ОН ОСТАЛСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМ»


Передо мной сидит Маша. По-детски худенькая, миловидная девушка с беззащитным взглядом за тонкой оправой очков. За плечами – только оконченный университет (МЭСИ), вся жизнь впереди. И от этого медицинские факты, которые она перечисляет, выглядят еще страшнее:


– Мне вырезали одну почку, срастили кости таза, заживили еще кучу переломов, залечили сотрясение… Но это не меняет того, что я теперь инвалид. Огромным шрамом изуродован живот, а я ведь девушка. Каждый год мне обязательно нужно проходить обследование у хирурга, потому что единственная почка – это «группа риска». Доктор сказал, что нужно быть готовой к тому, что и она откажет, и тогда спасет только пересадка, если найду донора. А пока – пожизненная диета, ближайшие пять лет нельзя заводить детей, да и потом не факт, что получится, – врачи говорят, могут возникнуть большие проблемы.


На этом месте Машины пальцы начинают дрожать, и она часто моргает, разгоняя ресницами закипающие слезы:


– Его адвокаты мне два раза предлагали отступные – 200 и 300 тысяч рублей. Говорили, что мое дело в любом случае безнадежное. Но я не стала брать эту подачку, пусть оплачивает все лечение, которое мне теперь необходимо! А Герасимов даже не извинился. Он по-прежнему в ФСБ, хотя даже Военная прокуратура вынесла начальнику Московского управления ФСБ генерал-полковнику Захарову представление «о принятии мер по нарушениям закона Герасимовым». Он по-прежнему за рулем, хотя уже несколько раз лишен прав за вождение в нетрезвом виде…


МНЕНИЕ ЮРИСТА


Марина РУСАКОВА, адвокат межтерриториальной коллегии адвокатов: «Герасимов был обязан вызвать «Скорую»


– Несмотря на то что вина Герасимова в ДТП была доказана Военной прокуратурой, суд  завершил это уголовное дело «за давностью» вполне правомерно. Ну вот такой у нас закон! Срок давности по статье 264 ч. 1 «нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека» – действительно только два года.


Несмотря на звание сотрудника ФСБ, Александр Герасимов ничуть не стесняется выставлять в Одноклассниках откровенные фотосессии из своей «гламурной» жизни...


Несмотря на звание сотрудника ФСБ, Александр Герасимов ничуть не стесняется выставлять в Одноклассниках откровенные фотосессии из своей «гламурной» жизни…

 

Однако из материалов дела очевидна явная намеренность Герасимова в затягивании следствия и судебного процесса, поскольку он неоднократно не являлся на проведение следственных действий и в суд. Именно в связи с созданием препятствий в рассмотрении дела суд в отношении Герасимова установил как меру пресечения подписку о невыезде.


Кроме того, помимо ст. 264 ч. 1, в деле явно усматривается и иной состав преступления. Девушку, которой Герасимов причинил тяжкий вред, незаконно удерживали посторонние лица, препятствуя своевременному оказанию ей медицинской помощи. Возможно, именно это и повлекло столь тяжкие последствия, как ампутация почки. Ведь даже сами врачи говорили об упущенном времени… Почему Герасимов и его друзья не вызвали «Скорую»? Участник ДТП обязан был это сделать, учитывая, что его пассажирки пострадали (визуально было ясно видно, что девушки ранены), а он сбежал. Разговоры же о том, что «девушки не просили помощи», – в пользу бедных. Степень необходимой медицинской помощи могла быть определена только специалистами.


ОТ АВТОРА


Я не хочу заводить нудную песню про оборотней в погонах и всевластие сильных мира сего. Хотя много вопросов вызывает законодательство, которое идеально работает в одну сторону, но совершенно не работает в другую. Уголовное дело мгновенно закрывается «за давностью», когда это выгодно Герасимову, но закон упорно не замечает его регулярных нарушений, если Герасимову невыгодно. Я очень стараюсь верить, что решение суда продиктовано только лишь законопослушностью наших судей. Но я не понимаю, как человек, «пугающийся» людей в форме, безнаказанно искалечивший людей и регулярно нарушающий законы, может быть сотрудником Федеральной службы безопасности. Можно ли такому доверить хоть чью-то безопасность?


Ярослава ТАНЬКОВА

Следите за событиями дня в нашем паблик-аккаунте в Telegramm
 
топ НОВОСТЕЙ
Все новости раздела
новости МЕДИА
Все новости раздела