TOP 10
Новости наших партнеров

Татьяна Михалкова: «Муж ни разу не ночевал в Москве. Только на даче»

23.01.11 16:25 Татьяна Михалкова: «Муж ни разу не ночевал в Москве. Только на даче»

Жена Никиты Михалкова рассказала о женщине, которая ему отказала, о скандальной стройке и свадьбе дочери.

— Татьяна Евгеньевна, кто из российских дизайнеров впечатляет вас, президента фонда «Русский силуэт» настолько, что вы приобретаете у них одежду? И какие из этих имен вы открыли?

— Многие, кто участвовал в конкурсе «Русский силуэт» состоялись как художники. Взять, например, одного из самых известных молодых дизайнеров России — Александра Терехова. Он получил на нашем конкурсе приз — стажировку у Ив Сен Лорана, а сейчас с успехом представляет свои коллекции в Москве, Нью-Йорке. Моя дочь Надя очень любит одеваться у Терехова. Или же Алена Ахмадуллина – имеет свои бутики, участвует на Неделе моды в Париже. Также хочу назвать Викторию Газинскую, Вардуи Назарян, Кирилла Гасилина, Елену Скакун из Ханты-Мансийска… Вообще можно долго перечислять уже известные имена в России.

Полуфиналы нашего Международного конкурса «Русский Силуэт» проходят в 30 городах России, стран СНГ и Балтии. В отборочных турах участвуют более пяти тысяч дизайнеров. Много дизайнеров из Украины: мы сотрудничаем с Национальным конкурсом молодых дизайнеров одежды «Сезоны моди — погляд у майбутнє».

Помимо стажировок, которые получают наши призеры на финале конкурса, они с успехом выступают в Каннах, на Фестивале русского искусства, в Риме на Неделе Высокой моды. Многим нашим ребятам предлагали работу за рубежом, но большинство остались в России, где они пытаются развивать свое дело.

— А кого же вы знаете из Украины?

— Например, известный питерский дизайнер Татьяна Парфенова, член жюри нашего конкурса, после финала «Русского Силуэта», пригласила Ларису Томащук из Киева к себе на стажировку. А Анна Максимчук из Львова, также призер нашего конкурса, была приглашена на Volvo - Неделю Моды в Москве, где с успехом прошел ее показ. А из состоявшихся дизайнеров я в восторге от Лили Пустовит. Она потрясающая, я покупаю ее одежду всегда, когда бываю в Киеве — мне от ее одежды очень радостно становится. И моя Анна (старшая дочь – Авт.) тоже ее любит.

— А как обстоят дела у вашей младшей дочери Надежды с ее маркой «Надин»?

— Это было молодежное увлечение и сейчас ей этим некогда заниматься. Надя играет в спектакле «Утиная охота». Снялась у Резо Гигинейшвили и Олеси Хмельницкой в фильме «Без мужчин», у Никиты снималась в «Предстоянии» и «Цитадели».

— У вас в составе попечителей фонда указаны, среди прочих, Олег Меньшиков, Константин Эрнст… Какое участие они принимают в его жизни?

— Это медийные лица. Когда мы проводим финал конкурса в «Гостинном дворе», где демонстрируют коллекции наши победители от регионов, то снимаем фильм и потом размещаем на телеканале. Многие наши предыдущие фильмы – а в этом году будет уже 9-й конкурс – мы размещали на Первом канале. Хотя теперь сотрудничаем с другими каналами – с «Россией», с «Муз ТВ». Кроме того, медийные лица поддерживают, придают статус.

— У нас сейчас мало слышно о вашей старшей дочери Анне. Чем она занимается?

— Анечка ведет «Спокойной ночи, малыши!», она появляется по вечерам на канале «Россия». Кроме того, она продюсирует многие фильмы (на счету Анны продюсирование таких фильмов как «Без мужчин», «Я», «Люди из камня» и др. – Авт.) и в принципе, она в последнее время много снималась. Но прокат не так настроен на русские фильмы, сейчас сложно представлять российское кино, наши независимые кинотеатры предпочитают все больше американские картины. Но Аня недавно снялась в картинах «Степан Разин», в «Цитадели», а сейчас снимается в фильме «Мой папа – Барышников».

— Вы еще в школе читали в подлиннике Шекспира, Фолкнера… Кто из ваших детей пошел в вас в плане учебы?

— Наверное, Анна. После школы она поехала в Швейцарию учиться, потом – в Италию. А вот Артем после того, как он решил работать все-таки в кино, сказал: какой смысл учиться где-то в Америке, в Голливуде, если в России потрясающие школы режиссуры и актерского мастерства, школа Станиславского… Кстати, мои внуки ходят в ту же 20-ю спецшколу на Патриарших прудах, где когда-то учились дети. А Анна была лучшей ученицей в школе по иностранному языку и по математике. И Степа (сын Михалкова от первого брака – Авт.) тоже привел своих детей в эту школу.

— А сколько уже вашим внукам?

— Аниным сыновьям — Андрею уже 10 лет, а Сереже 9. Наташеньке, дочке Артема, 8 лет, а детям Степы — Пете тоже исполнилось 8, а Васе – 12 лет. Каждый день они в школе встречаются все вместе.

— Как часто дедушке удается видеть внуков?

— Ой, наш Никита Сергеевич весь «в войне»! Он, снимая фильм «Утомленные солнцем-3», словно сам войну прошел. Потому что весь процесс уже лет 10 у него занимает: пока был написал сценарий, пока финансирование нашел, съемки очень долго длились и вот теперь выпуск. Поэтому дедушка весь в работе, заканчивает свою «Цитадель». Сейчас он центр своей студии («Три Тэ»- Авт.) переместил под Нижний Новгород, в деревню Чепачиха, где у него охотное хозяйство. Там – воздух чудесный, думается лучше, есть все условия: домики гостевые, сценаристы туда приезжают, да и снимал он многие эпизоды «Предстояния» и «Цитадели» там.

— У Нади просите уже внучков?

— Заранее на эту тему говорить не буду.

— Никиту Сергеевича очень часто критикуют – то как председателя Союза кинематографистов, то вот сейчас, по поводу стройки в Малом Козихинском переулке. Он всегда браво отвечает на критику, но все это не может не отражаться на остальных членах семьи…

— Это только часть вершины того айсберга, что о нас пишут и говорят, той критики, которая обрушивается на семью. Гораздо обиднее, когда пишут, что он то ушел из семьи, то какие-то связи моему мужу приписывают… Мы уже почти 40 лет с Никитой вместе и у нас нормальная семья. А эта «желтая пресса» — выдумывают какие-то истории и выбрасывают в Интернет, а потом еще звонят нам и просят дать комментарии по поводу того, что они придумали. Выходят слова, которые мы не говорили, интервью, которых мы не давали… Считаю, что это часть политики, которая связана с Союзом кинематографистов. Враги Никиты пытаются расправиться с нами психологически. Когда мы были в Каннах, то на пресс-конференции я была потрясена вопросом от Би-Би-Си. Еще не видя фильма, они спросили, сколько денег налогоплательщиков потратил мой муж на создание своей картины. Он объяснил, что у государства взял миллион на создание фильма, а остальное все были партнерские деньги, которые он привлекал.

Та же атака идет и на счет Козихинского. Мы живем в этом переулке и знаем, что там построено за последние годы около 30 домов. Когда шли стройки этого элитного жилья, то даже лопались окна и застройщики бесплатно вставляли людям новые. Но никто не обращал внимания, пока не начал строить Михалков. Зато все молчат о том, что тот дом, где была студия «Три Тэ» был в аварийном состоянии, там регулярно рвали трубы, из-за затопления падал потолок. Поэтому было получено разрешение на снос этого здания, и все делается по закону. Однако всему этому была придана огромная огласка и идет сведение счетов какой-то группой людей, понимаете? Конечно, психологически я как мать переживаю и за мужа, и за детей.

А самый смешной слух – что Никита вернулся к Вертинской через 40 лет.

— Ну, наверное, этот слух родился, когда Михалков перенес студию в другой город, и это послужило поводом для разговора о том, что он переехал? Вот и домыслили, что ушел от жены...

— Знаете, за те годы, что мы живем с Никитой, мы в основном — на даче. И никогда Никита не ночевал в квартире, хотя она у нас в центре Москвы. Просто он слишком любит дачу. Он ведь с рождения здесь, на Николиной горе, здесь мы живем, отмечаем праздники, сюда съезжаются наши дети и внуки, и он ночи не переночевал в другом месте, если он не в отъезде.

Из личного архива семьи Михалковых
На даче. Родители и сейчас живут там, а Артем и Надя — отдельно

— Только прошел Новый год. Как вы обычно отмечаете зимние праздники?

— Сейчас очень многие из наших друзей уехали на лыжах в горы, Альпы… Ведь долгие каникулы. И нас приглашали, и в этом году тоже. Но Никита любит на даче всегда отмечать. Обычно дети с внуками приезжают к нам, а потом едут на каникулы, кататься на лыжах куда-нибудь в Альпы. А я вот еще не решила, поеду ли. Обычно я езжу в горы не в детские каникулы, а с друзьями попозже: когда нет очередей на подъемники, нет толпы людей – например, в феврале. Люблю участвовать в лыжных соревнованиях в парке Яхрома, в Подмосковье – одна автокомпания проводит эти состязания среди телеведущих, актеров… И я обожаю соревноваться, прихожу не последняя, а где-то пятая, хотя все соперники моложе меня в два-три раза!

— А у мужа получается хоть иногда с вами вырываться?

— Мы раньше ездили в Куршевель, катались вместе на лыжах… Но он по природе – охотник. И как только у него появляется свободная минута, Никита идет на охоту в своем охотном хозяйстве. Конечно, в разрешенные периоды. К нему тогда съезжается его мужская компания и все они охотятся.

— И ваш муж, и его друзья, например, Адабашьян, в интервью рассказывали, что в молодости у вас собирались большие компании и мужчины любили «постоять на хвосте». Бывает ли сейчас это «стояние»?

— Ой, а что это за стояние такое? Это все их шутки, сценки? Когда мы были молодые, то все съемки были коллективным творчеством – розыгрыши, шарады – всякое было! А сейчас мы-то уже все семейные, у Адабашьяна у самого внуков четверо! И если есть даты, праздники, то сейчас мы стали собираться семейнным кругом. У нас ведь даже родню собрать – детей всех с внуками, то уже больше 20 человек!

— Наверное, когда все семейство собирается, то любое празднество весело проходит?

— Вы знаете, у нас все люди творческих профессий – кто снимается, кто снимает… Вот и Артем уже фильмы создает (у него несколько многосерийных документальных фильмов, а также – новелла в фильме «Москва, я люблю тебя»). Но дома такого «завода» нет. Все не так уж легки на подъем, чтобы затеять веселье, конкурсы. И потому в Деда Мороза наряжаюсь я. Выхожу к детям с мешком подарков! И с подружкой Снегурочкой. А внучок Андрюша уже такой сообразительный, говорит: «Дедушка, дедушка, а ты – не дедушка, ты – бабушка Таня, я тебя узнал!». Ох, и не обманешь их уже!

— А кто же Снегурочка?

— А подруга детства Никиты Арина Полянская-Жукова. Как любит шутить Никита: «Это единственная женщина, которая мне отказала». Эта история тянется еще из детского сада: им было по четыре года, и Арина отказалась встать в пару с Никитой, чтобы танцевать (смеется).

— Наверное, это действительно единственная женщина, которая смогла отказать Никите Сергеевичу, чтобы с ним потанцевать?

— Наверное, да… Я сама же попала почти 40 лет назад как под мчащийся пресс, как под цунами под его обаяние! И нахожусь там, кажется, до сих пор. Конечно, я понимаю ту армию женщин, которая ищет внимания моего мужа. Вот, когда в этом году отмечали 1000-летие Ярославля, мы были там и нас просто смели! Там уже были члены правительства, олигархи, другие VIP-персоны… Но на Никиту Сергеевича устремилась такая толпа, что было страшно стоять. Он любимец женской половины. Им все время кажется, что он такой же как Паратов в «Жестоком романсе» или вот как когда он с Гурченко играл в дуэте в «Вокзале на двоих»… И все время его считают соблазнителем. Вот почему-то ему никто не предложил роль семьянина, а все каких-то дамских угодников. Потому его все таким воспринимают, хотя он хороший семьянин. И я понимаю, почему столько женщин хотят ему понравиться. Эти женщины – часть его жизни, я разделяю их любовь.

— А актрисы не пытались чисто по-женски, охотясь за вниманием вашего мужа как режиссера, партнера, испортить вам жизнь?

— Нет, чтобы коллеги - такого никогда не было. Да и вообще я не помню, чтобы Никите оказывались неприятные знаки внимания, в основном, все хотят у него сниматься. В трубку мне никто не дышал, не мстил, гадостей не говорил.

— Возможно, потому что побоялись бы Михалкова, ведь он не оставил бы просто так обиду жены?

— Возможно и поэтому. Его гнева боятся.

— А он вас когда-нибудь ревновал?

— Когда я работала в Доме моделей, то он все время хотел, чтобы я бросила эту работу. Я же всегда была одета по последнему слову моды, от ведущих дизайнеров, и поначалу в нашей паре обращали внимание на меня. Его еще не знали тогда как режиссера. А я могла так одеться, чтобы разрез подлиннее... И вот он заставил меня все это бросить. Потому что видел: я меняюсь просто биологически, когда иду туда, начинаю жить показами, встречами с дизайнерами. Но прошли годы, и я сумела создать свой благотворительный фонд и занимаюсь спустя годы любимым делом. Дружила и дружу с ведущими дизайнерами. И он, наконец, понял, что все это мое стремление серьезно и с уважением относится к моему делу. С удовольствием он приезжает на вечера «Русского Силуэта», которые проходят в рамках Московского Международного кинофестиваля, с интересом смотрит коллекции молодых дизайнеров, поддерживает их. На наши вечера приходили и Джина Лолобриджида, и Шон Пенн, и Джек Николсон, и многие другие мировые звезды.

— Бывало ли такое, что что-то появилось в картине Никиты Сергеевича из вашей жизни – эпизод, диалог?

— Он в «Рабе любви» взял пластику в движениях и вот этот диалог он взял из нашего разговора: «Окно чистое – кажется, что и жизнь чистая», а партнер ему: «А если окно в клеточку, то и жизнь в полосочку».

— Общаясь с актерами, вдовами известных людей, я не раз слышала, что Михалков помогает им, коллегам. А если вдруг вашей семье понадобилась помощь – кто бы пришел?

— Думаю, что наши очень близкие друзья – семья композитора Артемьева. Эдик – крестный Ани, он прямо как брат Никиты, во всех фильмах Никиты его музыка звучит, единение у них не только творческое. Он сильный духовно, верующий человек. Словом, мы очень близки с этой семьей. Жалко, что нет в живых Сергея Владимировича (свекра – Авт.), он тоже всегда помогал нам.

— Но ведь есть же еще брат Никиты Сергеевича...

— Андрей Сергеевич как-то мало бывает в России, сейчас семья живет в Англии. Он человек такой, европейский. Я очень люблю его как художника, творца, любимый мой фильм Андрея – «Сибириада».

— Вы любите бывать на даче. Возитесь с землей?

— Да, с возрастом мне доставляет это все больше удовольствия. У меня цветы, газоны. А еще лет 40 назад Наталья Петровна (свекровь – Авт.) сажала сирень и я теперь ее оберегаю. Остались после нее яблоньки, сливы… Из них варится варенье, которым я потом угощаю друзей, детям развожу.

— Сложно представить Михалкова, который что-то делает по хозяйству… А на самом деле?

— Ой, сейчас такой ритм жизни… Все меняется. Когда-то я сама все успевала – и с детьми, по хозяйству. А Никита прекрасно готовил мясо, например. Не шашлыки, а вырезку. Но сейчас — эта общественная деятельность, съемки – у него все настолько расписано, что до готовки или хозяйства руки не доходят. Хотя он может как охотник привезти дичь. Глухарь в сациви или кабаньи котлетки, перепелочки – таким может быть его вклад в праздничный стол, и это он любит покушать.

— Когда Надежда выходила за режиссера Резо Гигинеишвили, то писали, что Никита Сергеевич не одобрял их брак. Когда он сдался?

— Опять же, это неправда. В нашей стране популярен формат, когда продают журналам съемки свадеб, когда все напоказ. А наши дети не хотели из личного торжества делать публичное событие, и журналисты начали придумывать места, обряды. Дело в том, что большой свадьбы и не было, ведь не в том суть, чтобы отгулять свадьбу. Было маленькое семейное торжество.

— То, что свадьба проводилась по грузинскому обряду – чушь?

— Какой может быть грузинский обряд, если они одной веры? Резо давным-давно живет в Москве. Дети играли обычную свадьбу по русским, даже европейским уже традициям. Сейчас я готовлю как раз свой сайт (не рабочий, у меня такой уже есть, а о семье) чтобы люди не читали весь бред в «желтой прессе», а знали, где взять правдивую информацию.

— Вы говорили, что у вас – строгая и авторитарная мама, все представляют себе вашего мужа как авторитарного человека… Как вы все это выдерживаете?

— Не знаю… Видно, у меня такая судьба – что все властные в семье.

— Многие, начитавшись интервью – ваших, мужа, представляют, сколько вы нарыдались в подушку. Откуда же все время черпаете силы для самодостаточности?

— Мне кажется, что в этой жизни достается всем и хорошего, и плохого. У любого человека бывает, что он – на самом верху, а потом – вниз, головой о землю. Все как на американских горках! Надо в этой жизни понять, что счастье и есть в том, чтобы после падений испытывать взлеты, надо ценить любые грани и познавать радость уже потому, что ты живешь. Меня, как я часто говорю, воспитывал книжный шкаф. Клубов, дискотек не было, даже когда мои дети росли – мы не выходили в кафе или еще куда-то. И я верила в образование, в добро и эта вера — поплавок, который держит меня по жизни.

— Часто ли приходилось сдерживать себя, когда вы понимали, что не надо закатывать скандал, хотя хотелось, когда вы не высказывали свое мнение, понимая, что мудрее будет его оставить при себе?

— Думаю, такие моменты есть в каждой семье, а не только у режиссеров и актеров. У всех нас есть скелеты в шкафу, я думаю, у большинства ваших читателей – они свои. Мудро учила мама Никиты Наталья Петровна, она говорила нам: «Нужно, чтобы вы научились смотреть не друг на друга, а в одну сторону». И мы учились – искали душевное родство, уважали мнение другого.

Жизнь всех нас учит. Никто не хочет быть под пятой, все имеют свой характер. Я сейчас читаю книгу о жизни Толстого «Лев Толстой. Бегство из рая» Павла Басинского. Редко когда об известном человеке пишет другой также интересно, как мог бы написать он сам. Читаешь – сколько было мук, разных красок… Ведь его жена Софья была только 15 лет беременной! А ну-ка, выносить столько детей! И автор правильно подошел, что нашел такой прием: когда читаешь мысли Софьи Андреевны – получается, она права, читаешь Льва Николаевича – он прав! И понимаешь, что в жизни нельзя становиться на одну сторону, тянуть одеяло только на себя и расставлять точки однозначно. Не выносите людям приговоры, нельзя быть категоричным, в жизни все меняется. У меня в жизни сейчас прекрасный период, тем более, что все, что в моей жизни происходило, у меня было по любви. Надо отдавать себя и тебе это воздастся, надо жить как сказано в Библии – ищите – и обрящете.

— В прошлом году у Никиты Сергеевича был юбилей. Что вы подарили?

— Люблю дарить подарки, которые ему нужны. Поскольку он – лошадник, в охотном хозяйстве у него есть лошади, я все для лошадей подарила – попоны, сбруи, седла.

СТАЛА ДОМОХОЗЯЙКОЙ РАДИ МУЖА

Из личного архива семьи Михалковых
Семья. Надежда, Анна с сыном, Артем и отец с матерью

Татьяна Шигаева (в девичестве) свое детство провела в Воронеже, где училась в английской спецшколе. Она собиралась стать преподавателем английского языка, но судьба распорядилась иначе. Окончив московский институт иностранных языков, Татьяна работала гидом-переводчиком, но бросила занятие и прошла кастинг на манекенщицу. Работала с модельером Вячеславом Зайцевым. Девушкой она была смелой — первой в Союзе стала носить шорты и юбки-макси.

Когда за ней стал ухаживать тогда мало кому известный (но уже разведенный и с сыном Степаном от брака с Анастасией Вертинской) Никита Михалков, Татьяна влюбилась сразу. Она два года ждала его из армии, а когда он демобилизовался — женился на ней. А став женой Никиты, Татьяна и не заметила, как согласилась бросить все и стать домохозяйкой. Она родила ему троих детей — Анну (36 лет), Артема (35 лет) и Надежду (24 года) и между их воспитанием занималась переводами и преподаванием. А в 1997 году создала и возглавила благотворительный фонд «Русский силуэт», который помогает раскрыться молодым дизайнерам. Все дети супругов занимаются кино; широко развит ресторанный бизнес семьи (есть рестораны у Степана и Артема).

Источник: Сегодня
Новости наших партнеров
Загрузка...


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга