TOP 10
Новости наших партнеров

Геннадий Гудков: Постимперская эйфория России покарает и нашу власть, и народ, и страну

19.06.14 01:25 Геннадий Гудков: Постимперская эйфория России покарает и нашу власть, и народ, и страну

На юго-востоке Украины регулярно гибнут десятки людей, но крушение грузового самолета в Луганской области стало особенно громким событием.

Смагин Никита

В связи с гибелью 49 человек в результате катастрофы был объявлен национальный траур.
 
Наиболее вероятной причиной крушения Ил-76 считаются действия луганских ополченцев, якобы сбивших транспортник при помощи переносного зенитно-ракетного комплекса «Игла». О последствиях действий повстанцев, а также генезисе конфликта на юго-востоке Украины мы поговорили с экс-депутатом Государственной думы, полковником ФСБ в запасе Геннадием Гудковым.
 
— О чем может говорить тот факт, что ополченцы в состоянии сбивать самолеты?
 
— Совершенно очевидно, что это как минимум оружие советского производства. Вполне вероятно, что оно попадает из России. Такой возможности я не исключаю. Другой вариант, что это оружие — остатки со времен советской армии.
 
Факт же этот говорит об огромной опасности для гражданской авиации России и всех ее пассажиров. Дело в том, что рано или поздно война, идущая у соседа, приходит к тебе самому. Это надо четко понимать.
 
Сейчас на юго-востоке Украины время не только идейных борцов за «русский мир», но и время мародеров, различных бандформирований и всякой другой пены, которая в полной мере присутствует на этих плохо контролируемых территориях. Причем эти регионы плохо контролируются абсолютно всеми сторонами.
 
Естественно, что в этой ситуации есть шанс выиграть для крупных вооруженных банд, которые могут начать заниматься разбоем не только на территории Украины, но и в России. Наличие мощного оружия, взрывчатки, стрелковых единиц вооружения — не говоря уже о переносных зенитно-ракетных комплексах, способных сбивать любые самолеты — представляет смертельную опасность в том числе и для россиян. Пассажирские самолеты сбиваются так же легко, как транспортные военные.
 
Наличие мощного оружия, взрывчатки, стрелковых единиц вооружения — не говоря уже о переносных зенитно-ракетных комплексах, способных сбивать любые самолеты — представляет смертельную опасность в том числе и для россиян. Пассажирские самолеты сбиваются так же легко, как транспортные военные
 
Я считаю, что ситуация в целом очень опасная и угрожающая и России необходимо приложить все силы, чтобы локализовать военные действия, поскольку они представляют прямую опасность для нашей страны и наших граждан. Вместо этого у нас идут пятиминутки ненависти — один к одному как по Оруэллу.
 
Если Россия позволит втянуть себя еще глубже в боевые действия на Украине — а по-моему, у нас очень много желающих это сделать, — то это чревато серьезной, я бы даже сказал — геополитической катастрофой. Весь этот псевдо-, ура-патриотизм, который превратился в своеобразную постимперскую эйфорию России, еще сослужит очень плохую службу и покарает нашу власть, и наш народ, и нашу страну.
 
Я сейчас специально крайне редко высказываюсь на тему Украины, поскольку невозможно постоянно плыть против течения, двигаясь навстречу машинам на улице с односторонним движением. Просто надо, чтобы люди поняли, какие будут последствия.
 
Война — это всегда трагедия для народа, жестокость и нарушение всевозможных прав человека. Этого следует опасаться, поскольку война — это обоюдоострое явление, которое опасно абсолютно для всех. На этом фоне есть огромное количество желающих погреть руки на этой войне, что очень губительно для нашей страны. Если мы не остановим войну на Украине, то она обязательно к нам придет.
 
Украинской армии как таковой нет. Ее предстоит либо создать, либо заручиться какими-то международными гарантиям
 
— Как я понимаю, Вы совершенно не исключаете того, что ополченцы начнут использовать зенитные комплексы против гражданских самолетов.
 
— Да, они могут начать сбивать гражданские самолеты страны. ПЗРК — это джинн, а теперь он выпущен из бутылки. Переносные зенитные установки всегда строго учитывались. А гражданский самолет абсолютно беззащитен перед такими комплексами. Он просто мишень, которую можно расстрелять как в тире. Естественно, раз они такие уязвимые, то рано или поздно кому-то придет в голову использовать это оружие не только против военных объектов. Так что это очень опасно.
 
— Скажите, в состоянии ли неподготовленный человек сбить из ПЗРК «Игла» самолет?
 
— Беда в том, что этот комплекс рассчитан на дурака. Как говорится, поймал, нажал и забыл. Поэтому обучить человека пользоваться ПЗРК не сложно. Его добыть, а потом и привести в боевое состояние — здесь нужны специалисты. А вот использовать его взведенный и подготовленный проще пареной репы.
 
Все эти комплексы строятся на принципах примитивного обращения. Еще раз: поймал цель, нажал кнопку и забыл, далее ракета делает всё сама. Так что здесь сложно не использовать, а достать и привести в боевое состояние. А потом уже любой может поймать в перекрестье самолет, который не очень быстро летит на низких высотах.
 
— Сначала глава самопровозглашенной Луганской народной республики Валерий Болотов подтвердил, что ополченцы сбили самолет. Затем представители ополчения в Луганской области заявили, что транспортный Ил-76 мог быть сбит украинскими силовиками. С чем могут быть связаны такие противоречивые заявления?
 
— Это связано с тем, что [российская сторона] начала осознавать, какие угрозы для безопасности исходят из этого факта. Признание того, что у слабо контролируемых ополченцев есть мощнейшее оружие, которое способно отправить в могилу сотни пассажиров любого самолета, может привести к тому, что авиакомпании перестанут к нам летать.
 
Вспомните, когда украинские ПВО сбили израильский самолет [4 октября 2001 года Ту-154, выполнявший рейс по маршруту Тель-Авив — Новосибирск, потерпел катастрофу над Чёрным морем. Согласно заключению Межгосударственного авиационного комитета, самолет непреднамеренно сбила украинская зенитная ракета — прим. «Собеседник.ру»], какой тогда поднялся скандал. Думаю, вы представляете, какой это знак для авиакомпаний, выполняющих международные рейсы.
 
Ситуация в целом очень опасная и угрожающая и России необходимо приложить все силы, чтобы локализовать военные действия, поскольку они представляют прямую опасность для нашей страны и наших граждан
 
— Какие шаги могут последовать теперь с российской стороны?
 
— В теории, если бы я был начальником, то начал бы переговоры с украинской стороной. Война, она обоюдоопасна для обеих стран. Поэтому надо прекращать агрессивную риторику и искать компромиссы...
 
— Но это всё в теории, а как, Вы думаете, будет на самом деле?
 
— На практике сейчас победили «ястребы». Это видно и по жесткой риторике власти, и по настроениям в крупных СМИ, которые превратились в инструмент не просто агитации, а оголтелой пропаганды.
 
Я постоянно вспоминаю пятиминутки ненависти, которые описаны в нетленном романе Джорджа Оруэлла «1984». Причем мы даже превзошли этот пример, поскольку там рассказывается о пятиминутках, а у нас это продолжается круглосуточно. Безусловно, народ звереет от постоянного ужаса и насилия, которые транслируются. И всё это последствия гражданской войны на юго-востоке, поскольку Украина разделила российское общество.
 
События в соседней стране раскалывают даже людей, живущих в одной квартире. Это я точно знаю, потому что мне известны примеры семей, в которых родственники ссорятся из-за вопросов по Украине. Всё это имеет очень глубокую природу.
 
Поэтому если бы я был начальником, то, конечно, сделал всё для прекращения военных действий. Но как можно говорить о миротворческих целях, если мы называем руководство соседней страны фашистами, бандеровцами, нацистами и говорим о «карательных операциях»?
 
Если Россия позволит втянуть себя еще глубже в боевые действия на Украине — а по-моему, у нас очень много желающих это сделать, — то это чревато серьезной, я бы даже сказал — геополитической катастрофой.
 
У нас же у самих схожие проблемы есть. Существуют, например, на Северном Кавказе силы, которые хотят отделения от России, создав всякие имараты и прочее. И не понимать это очень легкомысленно, поскольку Россия — это слишком сложная страна с огромным количеством наций, территориальных автономий, конфликтов и противоречий.
 
Несмотря на это, сейчас предлагаются однозначные оценки. Я понимаю, что есть исторические причины и в Донецкой, и Луганской областях, что когда-то там была Россия. Но там когда-то была и Речь Посполитая, и много чего когда-то там было. Надо отталкиваться от политических реалий.
 
Политик не имеет права поддаваться эмоциям. Любая свадьба кончается потасовкой, потому что слишком много эмоций. А потасовка в государственном масштабе означает войну. Разве может политик позволить войну на эмоциях?
 
Поэтому мне сложно сказать, как мы теперь будем вылезать из сложившейся ситуации. А то, что при продолжении конфликта на Украине война в той или иной форме придет и в Россию, сомнений нет. Сто процентов, что всякие мародеры и бандиты будут пытаться с оружием в руках зарабатывать себе на хлеб насущный.
 
А ведь в России могут появиться и с украинской стороны отчаянные и отмороженные головы. Чем они хуже нас? Одна страна, одна история, один народ. А украинцев в России несколько миллионов. Теперь представьте, что возникнет украинское подполье, какая-то агентурная сеть и партизанские отряды из убежденных украинцев. Вы представляете себе, во что это может перерасти?
 
Я, честно говоря, очень по этому поводу переживаю, поскольку прекрасно понимаю, насколько это опасно. Если же в российском обществе раскол настолько силен, что доходит до конфликтов в семьях, когда муж и жена разводятся, представляете, как может развиваться ситуация. А организовать украинцы в России подполье могут легко. Вообще не вопрос.
 
— Насколько вероятно, что украинская армия сможет принять необходимые меры для обеспечения охраны своих транспортных самолетов?
 
— Да не сможет! Украинской армии как таковой нет. Ее предстоит либо создать, либо заручиться какими-то международными гарантиями. Смысл в том, что Украина армию не создавала, а пользовалась соглашениями, которые давали ей военные гарантии.
 
Поэтому сейчас украинским войскам нужно про это забыть: нет у них ни армии серьезной, ни обученных генералов, ни достаточного боевого опыта, ни необходимого вооружения.
 
Этим и обусловлен затяжной характер противостояния, поскольку не обучена ни та, ни другая сторона. Хотя у ополченцев есть хоть какие-то опытные военные, поскольку на их стороне есть и чеченцы, и ветераны афганской войны. А у украинцев и этого нет. Поэтому на армию сейчас уповать смысла нет.
 
Киев сейчас больше надеется на международное сообщество. Сила Украины в ее слабости. Когда международные силы видят Россию, с миллионной армией и огромным военным бюджетом, противостоящую, по крайней мере теоретически, слабой стране, то симпатии международного сообщества сразу встают на сторону Украины.
 
Вот она и будет уповать на мировое общественное мнение, санкции, механизмы изоляции агрессора, которым она видит Россию. На мой взгляд, Киев и дальше станет действовать именно такими методами. Для него совершенно бессмысленно наращивать армию и вооружение, поскольку без международных гарантий противостоять России он не сможет. Тем более Украина не сможет военными методами обеспечить безопасность восставших регионов. Это всё из разряда ненаучной фантастики.

Источник: Собеседник
Новости наших партнеров


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга