TOP 10
Новости наших партнеров

Наталья Аринбасарова рассказала, как ее покоряли мужья и почему она трижды их бросала

24.10.13 23:44 Наталья Аринбасарова рассказала, как ее покоряли мужья и почему она трижды их бросала

24 сентября советская и российская актриса театра и кино, заслуженная артистка РСФСР и Казахстана, лауреат Государственной премии СССР и номинант Венецианского фестиваля, получившая главный приз «Золотой кубок Вольпи» за женскую роль, отметила свой 67-й день рождения.

Альфия Камилова

И как только легендарная актриса, которая снялась более чем в 70 фильмах, вернулась Москву с фестиваля «Киношок», мы встретились с кумиром миллионов.
 
Наталья Утелевна очень пунктуальна, – если назначила время, то можно быть уверенной: актриса придет ровно в срок, ждать ее не придется. И будет выглядеть сногсшибательно, потому что по-другому звезда не умеет.
 
– Наталья Утелевна, вы такая элегантная, стильная, у вас всегда невероятно красивые кольца, браслеты...

– Да, я люблю украшения – восточные, национальные, серебряные и на другие не похожие. Раньше я носила и золото, но сейчас люблю серебро. Единственное золотое украшение – это цепь с кулоном, которую мне на сорокалетие подарили мои мама и папа, с того времени я ее не снимаю.
 
– Вы производите впечатление спокойного, аккуратного человека. Наверное, в детстве были послушной девочкой?
 

– В детстве я была драчуньей и даже носила прозвище «белая горячка», потому что никогда не умела – да и сейчас не умею – краснеть. Когда я злилась, я не краснела, а бледнела. Кто-то из ребят кричал: «Белая горячка!» – и все разбегались врассыпную. Но, несмотря на свой боевой характер, я была очень тоненькой, хрупкой и мечтала о балете. А балетный труд, наверное, самый тяжелый. После него ни один труд не страшен, разве только окопы рыть под бомбами. Постоянные тренировки, репетиции...

И конечно, нужно было иметь соответствующий вес. Многие девочки сидели на диетах, а я была такой худенькой, что педагог взяла меня за руку и привела в столовую, сказав поварам, чтобы мне выдавали двойную порцию. Жила я не только балетом. Как и многие девчонки, любила ходить в кино, по многу раз смотреть одни и те же фильмы. Ведь тогда было не так много картин, иностранных так вообще не было. Правда, когда мы с папой жили в воинской части в Туркмении, я видела трофейные фильмы, которые показывали по вечерам на простыне прямо на улице. Я помню американский фильм «Три мушкетера», на просмотре которого я уснула, а потом ревела от обиды, что пропустила такой прекрасный фильм.
 
В отечественных фильмах тогда блистали удивительно красивые женщины. Моя будущая педагог Тамара Макарова, о которой говорили, что красивее женщины русская земля не рожала, Алла Ларионова, Элина Быстрицкая... Я о съемках в кино и не мечтала, мне казалось, в тот волшебный мир могут попасть только красавицы.
 
– Вы себя в то время красавицей не считали?
 

– Не считала, да и сейчас не считаю. Хотя, когда я училась в балетной школе, три человека мне предсказали, что я буду сниматься в кино. И я попала в кино случайно, по ошибке. На съемках фильма «Первый учитель» я и встретила свою первую любовь – Андрона Кончаловского. Мы снимали картину около восьми месяцев. Сначала он не проявлял ко мне внимания как к девушке, да и я была очень строго воспитана. Я до этого жила в интернате при хореографическом училище, и директор Серафима Владимировна меня очень любила и выделяла из всех воспитанниц.

Она часто говорила со мной о жизни: «Наташенька, ты скоро вырастешь, будешь хорошенькой. В тебя станут влюбляться, тебя будут приглашать. Но запомни, никогда не ходи в гостиницы, это непозволительно для девушки. И имей в виду: если тебя приглашают в ресторан, то потом обязательно потребуют расплаты». Эти ее наказы я зарубила себе на носу.
 
Однажды мы с Андроном шли по улице Горького – ныне Тверская, – было очень холодно, мы замерзли, я читала ему стихи наизусть с выражением. И вдруг, проходя мимо какого-то кафе, Андрон предложил: «Давай зайдем, попьем кофейку, погреемся». Я отскочила на другую сторону улицы: «Нет! Не будет никакого кафе!» Я боялась «расплаты».
 
Потом был еще такой случай. В гостинице «Украина» жил директор нашего фильма, и чтобы я могла заключить договор, Андрон сказал: «Подъезжай в гостиницу», а я сразу отреагировала: «Нет! Никакой гостиницы!» Потом он частенько говорил мне: «Ты закончила самое развратное заведение (не знаю, почему он так считал) в Советском Союзе и такая дикая осталась». Мне непонятно, почему он так думал про балерин, ведь, мне кажется, артисты балета, даже звезды, до старости остаются немножко детьми. Они с раннего возраста растут среди красоты, среди классической музыки, ведь балет – это сказка.
 
– Да вы и сейчас ребенок. А какая вы были мама для Егора и Кати?
 

– С Егором я старалась быть строгой, потому что часто уезжала на съемки и боялась, как бы с ним чего не случилось. У меня не было ни бабушек, ни тетушек. Оглядываясь в прошлое, удивляюсь, как я могла вырастить Егора. Я воспитывала сына строго еще потому, что думала: «Он должен вырасти мужчиной.

Должен потом содержать семью, защищать родных и близких». А Катю я баловала, потому что она девочка. Сейчас моя дочка очень много работает, снимает сериал за сериалом. Иногда в год по два сериала выходит. Она окончила актерский факультет ВГИКа и Высшие режиссерские курсы. Катя очень трудолюбивый человек, и когда у нее между съемками бывают окошки, она пишет сценарии, уже выпустила две книги. Она просто не умеет сидеть без дела. При этом она великолепная хозяйка, ее дом светится чистотой, она прекрасно готовит.

Я ей говорю: «Кать, у тебя голова, как компьютер, работает». Ей два раза не нужно повторять, она все сразу запоминает. Я с детства детям говорила, что не хочу, чтобы на них природа отдыхала. Ведь я родила Егора и Катю от очень талантливых мужчин. Егора – от Андрона Кончаловского. Катя – дочка замечательного художника-постановщика и живописца Николая Двигубского, который часто работал в фильмах Кончаловского.
 
– Наталья Утелевна, за вами всегда ухаживали мужчины. Как сумел вашего внимания добиться Николай Двигубский?
 

– Он приходил ко мне пить чай под разными предлогами. То ему нужно было взять какую-то книгу по искусству, то ему нужно было снять чертеж ножки моего стола. И я всегда смотрела на него и думала: что ему от меня нужно? А Коля приходил и смог наладить прекрасные отношения с Егором. Часто водил его на какие-то выставки, в театры, музеи, на прогулки в Кремль. А еще Коля и Егор любили конструкторы, постоянно что-то моделировали. У нас было несметное количество их работ.

Дома стояла целая танковая дивизия, собранная ими. Мне сложно было вытирать там пыль. Они строили домики, деревца. А началось их увлечение случайно, Коля как-то принес макет декораций к какому-то спектаклю, который сделали не художники-декораторы, а он сам. И когда он начал клеить какие-то крохотные стульчики, занавесочки, Егор от восторга прямо задохнулся.
 
Мы любили играть в различные настольные игры, в «Монополию», в «Скрабл». «Монополия» в СССР была запрещенной игрой, и Коля привез ее из Канады, завернув в газету «Правда». Таможенники не заметили и пропустили.

Кстати, когда мы отдыхали в Пицунде, многие отпускники просили у нас «Монополию», мы давали, но строго наказывали: «Только не повредите и не потеряйте ничего». Она до сих пор у нас где-то лежит. Николай Львович – человек очень образованный и начитанный – постоянно удивлял Егора. Часто вечерами они зажигали лампадки и он рассказывал моему сыну истории про рыцарей Круглого стола. Причем так, словно он сам участвовал в тех событиях. Пятилетний Егор стал думать, что Коля – герой тех рассказов. И когда мы спросили его, можно ли нам пожениться, сын, дав согласие, стал называть Колю папой. Сейчас сын говорит мне: «Я Колю люблю, он меня сформировал». И мне признание сына очень дорого.
 
– Николай Львович много времени уделял Егору. А вам-то хоть цветы дарил?
 

– Он всегда мне дарил цветы. А когда родилась Катя, он в роддом приносил такие охапки роз, что женщины смотрели удивленно, а потом одна не выдержала и шепотом спросила: «Вы что, их выращиваете?» Я ответила, что да, у нас за городом плантация. Коля носил мне каждый день цветы, цветы, цветы. Я терпела, терпела, а потом попросила: «Ты мне что-нибудь поесть принеси».
 
– Видно, супруг видел в вас сказочную фею, которая питается ароматом цветов. Кстати, вы живете в загородном доме, работаете в саду?
 

– Я человек абсолютно городской и только учусь этим премудростям. Я выросла в малюсеньком московском дворике, в «каменном мешке», где среди асфальта торчали три несчастных тополя. Конечно, я ничего не сажала, да и некогда было. А вот сейчас это доставляет мне огромное удовольствие.
 
Егор лет восемь учился в Великобритании, поэтому у нас вокруг дома сплошной газон. И чтобы что-то посадить, надо спросить разрешение. Ведь у него все по плану. У нас в семье все такие аккуратисты. А сейчас, когда мы всюду насажали красивые цветы, говорит: «Мама, сделайте тут клумбу». Вот и привезла из Анапы семена цветов, буду их весной сажать. Но копаться в земле сама я не очень люблю, потому что боюсь червяков. Снимаясь в фильмах про войну, ничего не страшилась. А когда играла Маншук Маметову, весила всего 47 килограммов, а таскала пулемет весом 64 килограмма.
 
– На этих съемках вы познакомились со своим третьим мужем – Эльдором Уразбаевым.
 

– Да, но моим мужем он стал в 1982 году, а фильм «Песнь о Маншук» снимали в 1969-м. Ой, это были очень тяжелые съемки. Я уставала ужасно, ведь надо было ползать по-пластунски и таскать в гору пулемет. Вот и приходилось Эльдору иногда относить меня на руках на исходную точку. Это преимущество худенькой женщины.
 
Меня иногда спрашивают, какие девушки мне нравятся – высокие или маленькие. Я отвечаю, что женщина должна быть такой, чтобы ее хотелось подхватить и носить на руках.
 
– У вас было три брака и три развода. Инициатором разводов всегда были вы. Почему?
 
– Я максималистка и все беру на себя. Это бывает тяжеловато. И я сама потом от этого устаю. И… все потом разрывается. Но я больше не хочу выходить замуж. У меня рядом есть любимый мужчина – мой сын, который может обеспечить мне защиту. А выйти замуж не так сложно. Я считаю, что женщина в любом возрасте может найти мужа, стоит только бровью повести. Например, моя директриса Серафима Владимировна вышла замуж в последний раз в 83 года, ее жениху, генералу, который всю жизнь ее любил, был 81 год. И они прожили пять счастливых лет, пока он не умер. Сейчас ей 88 лет, мы до сих пор дружим, созваниваемся.
 
– Наталья Утелевна, а о чем вы мечтаете?
 
– Я могла бы поехать в кругосветное путешествие, но не хочу. Мне хочется быть дома и еще под занавес хотелось бы сыграть какую-то значимую роль.

Источник: Собеседник
Новости наших партнеров


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга