TOP 10
Новости наших партнеров

Во что может превратиться свадьба с иностранцем

05.08.13 00:45 Во что может превратиться свадьба с иностранцем

Свадьба за границей — это не только хлопоты с документами, но сто других разных дел, которые надо решить очень быстро...

Мильчановска (Ханян) Елена

Свадьба

На польской свадьбе невесте не разрешают надевать фату, не спрашивают, согласна ли она взять в мужья своего суженого, зато бракосочетание проводят в настоящих старинных замках с историей.
 
Только вот чтобы дойти до этой свадьбы, если ты иностранка, придется побегать по чиновникам, очаровать консула, навсегда пожертвовать одним ценным документом и пережить еще немало странностей, убедилась на собственном опыте наша теперь уже замужняя корреспондентка.
 
Счастливый букет
 
Чуть больше года назад в «Собеседнике» я писала о простой девушке Ксении, которая вышла замуж за японца. Тогда нас поразило, что он переехал в ее глухое село под Воронежом, принял ее веру и стал учить русский язык. На той свадьбе я не только заметила, через сколько бюрократических кругов этой паре пришлось пройти, чтобы пожениться, но и поймала букет невесты. Это было как раз в день рождения моего будущего мужа, о существовании которого я тогда не подозревала. Не знаю, может, и правда букет обладает какой-то силой, но меньше чем через два месяца я встретила своего Павла. Как у Ксении, он оказался иностранцем, только поляком, филологом по образованию, логистиком по профессии, старше меня на три года.
 
Мы познакомились на его родине, во время Евро-2012, который я освещала для наших читателей: ехала из Вроцлава в Гданьск, с одного матча на другой. Наши друзья, сами того не зная, купили нам билеты на один и тот же поезд, в одно купе. Уже через несколько дней Павел признался мне в любви, а в канун нашего Рождества, когда познакомил со всей своей семьей, он сделал предложение в единственной православной церкви своего города Щецина. Также, как у героини моей публикации, он принял мою веру, стал учить русский, а жить мы решили пока в моем небольшом подмосковном городке.
 
Священник благословил нас на брак, я счастливая сразу после окончания новогодних уехала домой, а Павел остался в Польше. Гостевую визу российские власти дают европейцам максимум на три месяца, а делает наше УФМС приглашение для такой визы месяц (при этом в очереди на подачу и получение нужно провести еще в среднем по семь часов), поэтому виделись мы нечасто и все важные вещи в нашей жизни обсуждали с помощью Интернета. Стали мы думать, где и когда пожениться.
 
Сразу решили, что свадеб у нас будет две — гражданская регистрация в ЗАГСе и венчание в церкви. Одна в Москве, одна в Щецине, чтобы родственники и с моей, и с его стороны смогли собраться и разделить с нами это событие.
 
Пожениться хотели успеть до конца зимы, так как отец Павла, механик на судне, уходил в рейс с конца февраля по начало июня. Так что времени на всю подготовку у нас было полтора месяца — вполне достаточно. Однако тут в наши планы вмешалось столько непредвиденных обстоятельств, что женитьбу пришлось отложить почти на полгода.
 
В России все просто
 
Мы сразу решили, что венчаться лучше всего в Москве, так как было бы странно делать это в Польше, где большинство гостей – католики. Поэтому гражданская церемония, соответственно, должна была состояться в Щецине. У поляков все устроено чудно – расписывают они в таком же точно ЗАГСе, как у нас, но заявление для брака там не принимают, его нужно подавать в мэрии. Павел пошел узнавать, что да как.
 
– Оказывается, заявление они принимают, только если подавать его придут оба брачующихся лично, – «обрадовал» меня он. – И тебе нужно для этого отдать им навсегда свое свидетельство о рождении и еще где-то справку получить, что ты сейчас ни с кем не состоишь в браке. И еще...
 
Дальше я уже не слушала. Как это – отдать свое свидетельство о рождении? Да еще и навсегда? Зачем одному государству полноценный документ (а не справка или заверенная ксерокопия) другого и имеет ли вообще другая страна право его изымать? И как я должна после свадьбы жить без него? Свидетельство о рождении – очень важный документ, оно нужно, например, для получения наследства, для получения вида на жительство в другой стране, да и еще в очень многих случаях, поэтому расставаться со своим мне совсем не хотелось. Тем более что мое написано на чеченском языке — таких больше в России не выдают, сейчас все только на русском. Для сравнения я стала узнавать, а как дело обстоит в российских ЗАГСАх – может, еще не поздно все переиграть и расписаться в Москве.
 
В нашей столице право регистрировать браки с гражданами других стран имеет только один ЗАГС. Консультации по всем вопросам проводят только очные, зато относятся к брачующимся более чем лояльно.
 
– Конечно, заявление подавать может только один человек! Я же понимаю, что никакие заморские женихи к нашим невестам не станут приезжать издалека и тратиться на дорогу только для этой формальности! – обнадежила меня девушка-регистратор. – Свидетельство о рождении жениха нам тоже нужно, но только посмотреть – никто его изымать не станет!
 
Милой девушке была нужна только справка о том, что жених не состоит в браке. Причем, если предоставить оригинал не получается (например, паре не хочется ждать, пока он дойдет по почте, а лично приезжать на подачу заявления жених не собирается), ее можно просто отсканировать и прислать по электронной почте. Дальше – еще лучше: если жених достает справку, допустим, только за две недели до намеченной даты свадьбы (раньше руки не доходили или его чиновники долго тянули с выдачей), то и это готовы простить! То есть от дня подачи заявления (когда собраны хотя бы ксерокопии всех документов) до дня бракосочетания ЗАГС разрешил ждать мне всего одну – две недели, а не два месяца, положенных по закону при браке с иностранцем. По всему выходило, что гораздо проще нам пожениться в Москве. Но мы все равно решили не отступать от намеченного плана и узаконить наши отношения в Щецине. Интернациональные влюбленные не ищут легких путей! Тем более при некоторой смекалке, как я поняла позже, можно и заявление на брак подать, со своим свидетельством о рождении остаться.

В каждом ЗАГСе своя правда
 
Для начала я решила выяснить, насколько серьезно настроены поляки в желании отнять это мое свидетельство — может, Павел чего недопонял? Почитала, что пишут на форумах русскоязычных невест, которые собирались или собираются замуж именно за граждан Польши. Судя по их рассказам, никому и никогда еще не удавалось отстоять этот документ. Причем отбирают его еще в момент подачи заявления и не отдают даже, если пара вовсе передумала с тех пор жениться или потом развелась!
 
Сами поляки не видели в этом ничего странно вот почему: у них совершенно другой подход к этому документу. Все данные ребенка при рождении записываются в компьютер, а бумажка выдается только по требованию, причем сколько угодно раз за жизнь, и у них такое свидетельство, в отличие от нашего, которое одно на всю жизнь, действительно всего 3 месяца. Поэтому им было и не понять переживания русских невест. На одном из форумов мне посоветовали обратиться с заявлением в наш МИД, там якобы составляют ходатайство о том, чтобы документ все же не забирали.
 
– Да, такое ходатайство мы составить можем, – ответили мне в МИДе. – Только, увы, оно в случае с поляками еще никому не помогло. Нам самим печально от того, что они вот так забирают документ, выданный Россией. Тем более что у нас с ними хорошие дипломатические отношения и даже упрощенный документооборот.
 
На помощь мне пришли в моем подмосковном ЗАГСе: посоветовали получить... еще одно свидетельство о рождении!
 
– Просто скажите, что вы то потеряли, и вам выдадут новое. Только не указывайте свою настоящую причину, почему вам еще одно нужно, а то не дадим. Это же абсурд, что какая-то страна может себе его присвоить! – развели руками в моем ЗАГСе по месту жительству.
 
Получение нового свидетельства — это целая канитель. Его выдают только в том ЗАГСе, где была составлена актовая запись о рождении. Если приехать лично, то дадут на руки в день обращения. У меня приехать в мой родной Грозный посреди рабочей недели возможности не было, поэтому я отправила запрос по почте. Такие запрос ЗАГС принимает только с помощью обычной почты и также в конверте отправляет обычной пересылкой свидетельство. Только не владельцу, а его ЗАГСу по месту прописки. Мне очень повезло: из-за войны очень многие архивы архивы в Грозном сгорели, но запись именно о моем рождении сохранилась. Если бы она пропала, нового свидетельства мне не выдали бы никогда.
 
Пересылка свидетельства из Грозного в Лыткарино заняла ровно месяц — спасибо «Почте России», которая нарушала все мыслимые и немыслимые сроки. Заодно поняла, что в каждом ЗАГСе своя правда: пошлину за свидетельство (200 рублей) платила дважды, так как грозненцы и лыткаринцы не могли поделить, в чью пользу я должна это сделать. Также уже выдав новое свидетельство, девушка в ЗАГСе сказала, что мое первоначальное теперь аннулировано. Вот тебе на. От такой новости я чуть не упала со стула, но потом взяла себя в руки, обзвонила с десяток чиновников и узнала, что все-таки новое не отменяет старое – если сказать, что новое я потеряла, а старое нашла. Только при таком условии.
 
Мама, видя мои мучения, недоумевала: ну разве так жалко было отдать старое свидетельство, зачем терять целый месяц на получение нового. Но жених развеял все сомнения: оказывается, поляки и не приняли бы старое, выданное — страшно сказать — в 1988 году! Для них свидетельство имеет силу только 3 месяца и ни днем больше.
 
Получив заветный документ, я взяла трехдневный отпуск на работе и полетела в Щецин подавать заявление. К счастью, загранпаспорт и виза у меня были – мы с Павлом уже полгода к тому моменту жили на две страны.

Загадочный штамп
 
Перед самой подачей заявления нам предстояло еще одно испытание — у русского консула нужно было получить справку о том, что я не состою в браке. Для этого нам из нашего Щецина нужно было ехать семь часов в один конец в Гданьск, так как именно там находится консульство, к которому приписан наш город. В лыткаринском ЗАГСе такую справку, несмотря на отсутствие штампа в паспорте, мне выдать отказались:
 
– Ну и что у вас штампа нет, это совсем не значит, что вы не замужем. Штамп вам могли в свое время и не поставить! – заявили мне там. Забегая вперед, скажу, что в общем-то они оказались правы.
 
Единственным человеком, который мог мне выдать эту справка, была наш консул, которая часто ездила в командировки и запрещала что-либо выдавать в свое отсутствие. Поэтому мне, прежде чем купить авиабилеты, пришлось несколько раз звонить ей и уточнять, точно ли она будет на месте. Консул сказала мне, что в те дни, когда я приезжаю, она на месте будет, но не пойдет ни на какие уступки: примет нас с Павлом строго в приемное время, которое заканчивается в 12:30.
 
Вот тут уж все зависело от воли случая: успеем мы на приме или нет. Я прилетала в Берлин накануне вечером ее приемного дня, оттуда мы мчались на машине до Щецина. Дорога между этими городами занимает 2,5 часа (поэтому я всегда получала польскую визу по приглашению от Павла, летела через Германию, а потом доказывала в посольстве Польши, что я действительно была в этой стране), мы смогли доехать за два, но на ночной поезд все равно не успели. Поспав три часа, поехали на самом раннем поезде. Он пришел в Гданьск ровно в полдень. На такси домчались до консула — и успели в последние две минуты приема!
 
Вся процедура выдачи справки об отсутствии препятствий для вступления в брак заняла 15 минут. Мы на месте оплатили пошлину – 78 злотых (1 злотый равен примерно 10 рублям), консул посмотрела мои свидетельство о рождении, внутренний и загранпаспорт, паспорт жениха и его прописку (консулы в Польше такие — если человек не приписан к их воеводству, его не примут ни в какую, поэтому мы не могли поехать в Познань, которая всего в 2 часах на поезде от нас) и заключила:
 
– Раз штампа в паспорте у вас нет, то никаких препятствий к свадьбе я не вижу, – и выписала мне заветную справку.
 
Причем по ней я имела право выйти замуж не за поляка вообще, а только за Павла.
 
Почему для консула отсутствие штампа являлось достаточным основанием для выдачи справки, а для ЗАГСа – нет, для меня так и осталось загадкой.

Третий не лишний
 
На подачу заявления мы явились втроем — с переводчиком, без которого нас и слушать бы не стали. По закону, иностранная невеста не имеет права общаться с официальными лицами на польском, даже если она его знает, как родной. Тетенька-регистратор долго и придирчиво изучала наши документы и их переводы, нашла пару недочетов, но простила их, а потом перешла к вопросам. Раз пять в разных вариантах нас с Павлом спросили, состояли ли мы когда-либо в браке. Тетенька перебрала все формулировки: от «разводились ли вы когда-то» до «а теперь немного статистики — какой по счету это брак для вас?». Затем также долго и занудно она пытала нас на тему, не состоим ли мы в каком-либо родстве друг с другом. Ответы ее удовлетворили, и она перешла к следующей части:
 
– Лена, вы должны понимать, что вступление в брак в Польше — это добровольное дело. Вас не могут принудить никакие люди и обстоятельства, даже если вы беременны от своего жениха, – строго сказала она, а я на всякий случай втянула живот. – Подходили ли к вам на улице какие-либо люди, похожие на мафию, брали за руку, уговаривали выйти замуж за Павла, говоря, что в Польше жить лучше, чем в России?
 
Переводчик покатилась со смеху, и мы с трудом закончили отвечать на все более странные вопросы. Наконец, достаточно нас попытав, женщина разрешила оплатить пошлину для заключения брака (83 злотых, что в 4 раза дороже, чем в России!) и забронировала дату и время.
 
На свадьбе нас тоже должно было быть трое: всю клятву я должна была повторить за переводчиком. На мою просьбу хотя бы «да» сказать по-польски, женщина-регистратор ответила категоричным отказом.
 
Зато... расписать нас должны были в самом настоящем замке! В городе всего один ЗАГС, и находится он прямо в огромном белоснежном Замке князей Поморских, который ведет свою историю с начала XIV века. Именно в этом замке родилась Екатерина Вторая, а позже и ее невестка, императрица Мария Федоровна, супруга Павла I.
 
Я уж подумала — ничего себе, как мне повезло: выйти замуж, да еще и в настоящем замке с историей, но мой жених объяснил, что дело тут не в везении. Просто 95 процентов поляков — католики, и у них венчание в церкви считается обязательным. Так вот, чтобы повенчаться, им, в отличие от православных, нужно собрать кучу бумаг. И если приложить еще какие-то бумаги, то такой брак будет считаться законным и для государства. То есть в ЗАГС ходить не надо и тратиться еще на одну свадьбу тоже. Чтобы хоть как-то повысить популярность гражданской регистрации отдельно от венчания, польское правительство и идет на такие меры: располагает ЗАГСы в замках, дворцах, крепостях, чтобы хоть как-то пополнить казну за счет брачующихся. А что, здорово придумали!

Друг познается на свадьбе
 
Свадьба за границей — это не только хлопоты с документами, но сто других разных дел, которые надо решить очень быстро. После подачи заявления, пока я не улетела обратно на работу, мы за полдня сделали все то, на что у многих уходят недели, – выбрали торт, букет невесты, ресторан, парикмахерскую и прочее, прочее. А потом, в Москве у меня начались совсем другие заботы...
 
Несмотря на то, что у нас в запасе еще было венчание в Москве, я решила пригласить своих подруг и в Польшу тоже. Интернациональная свадьба — это еще и огромная проверка друзей на прочность. После всего я твердо считаю, что настоящий друг познается в визе и покупке авиабилетов. Кто-то сразу отказался от поездки к нам, а кто-то не поленился сделать загранпаспорт, специально копил на билеты и гостиницу.
 
Всем моим пятерым друзьям из России пришлось еще и помучиться с получением визы. У каждой страны Евросоюза свои условия, и поляки в этом отношения придирчивее всего. Посольство требует не просто бронь гостиницы, а подтверждение ее оплаты хотя бы на 50 %. Причем это подтверждение может быть послано гостиницей только по факсу, на котором разборчиво читается номер этого самого факса. А поскольку половина моих друзей решила еще заодно посмотреть Берлин, то с них требовали еще и 100-процентной оплаты проживания в Германии, причем также по факсу. Самостоятельно на английском попросить у гостиниц эти факсы ни у кого не получалось, и это все тоже легло на меня. Гостинцы тоже, как назло, посылали мне неправильно оформленные подтверждения, и я переделывала их раз пять. В посольстве нашу свадьбу точно запомнили.
 
Ночью накануне свадьбы обстановка совсем накалилась: когда все визы были получены, друзья благополучно долетели до Берлина, и мы уже готовились быстро их встретить, отвезти в гостиницу и лечь спать, выяснилось, что половина из них... пропала по дороге! На звонки наши не отвечали, и мы с женихом находились на грани нервного срыва, полагая, что они попали в аварию по дороге в Щецин. Но все оказалось куда прозаичнее: кто-то решил погулять по Берлину, пропустив последний автобус, кого-то на этот последний автобус не посадили, потому что не было мест. В итоге, до Щецина многие добрались только к утру, а мы так и не выспались.

Борщи и копыта
 
День бракосочетания для меня начался ровно в 6 утра, несмотря на то, что роспись была аж в 14:30. Будущая свекровь повезла меня на прическу. Там, в парикмахерской, я наконец-то сама заговорила по-польски, пытаясь объяснить, что мне нужно, а что нет. В волосы мне вплели семь живых роз — по польским традициям, невеста может выйти замуж в фате только в церкви, а на гражданской церемонии это считается дурным тоном.
 
Платье по тем же причинам у меня было не такое пышное, как хотелось бы, но даже в нем я сильно отличалась от других невест: все, кто расписывался до нас, были одеты в короткие платьица на бретельках.
 
Когда мы все собрались перед кельей, где должна была состояться роспись, из нее неожиданно вышел мужчина-распорядитель и позвал внутрь только нас с женихом и наших свидетелей. И строго сказал все фотоаппараты оставить снаружи. В средневековой кельи оказалась потайная комната, куда нас и завели. Внутри сидела женщина, одетая как судья, с массивной цепью на шее. Она строго посмотрела на нас и спросила, твердо ли мы намерены пожениться. Не передумала ли я брать фамилию мужа. Взяли ли мы паспорта, кольца и свидетелей с паспортами. В России можно жениться и без колец, и без свидетелей, а в Польше — нельзя, тут все чинно и благородно.
 
Проверив все, женщина вынесла вердикт – распишем! И разрешила пройти в келью вместе с гостями.
 
На самой церемонии нас усадили в старинные деревянные кресла, которыми, наверное, пользовались обитатели нашего замка. Женщина-регистратор медленно зачитывала наши клятвы, я повторяла за переводчиком, которая сидела довольно далеко от меня. Я очень переживала, что половины не расслышу и напрягала слух, как могла.
 
Кстати, клятву жениха для меня не переводили! И в что он там мне пообещал, для меня так и осталось загадкой. А я поклялась делать наш союз прочным, долговечным и счастливым. Еще меня удивило то, что у меня так никто и не спросил, готова ли я взять Павла в мужья, - просто сказали повторять свадебную клятву и все. С проявлением чувств в Польше тоже все строго — нет такой фразы «теперь вы можете поцеловать друг друга»!
 
Отмечание свадьбы проходит тоже немного не так, как у нас. Молодых забрасывают не лепестками, а монетками и рисом, а на выходе из ЗАГСа какая-то шпана преграждает машинам путь веревками, и им надо дать по бутылке водки.
 
А в ресторане тост произносится только один раз в самом начале, а потом гости пьют молча. И закусывают странно: сначала приносят суп, потом второе (у нас это были, кстати, свиные копыта), потом десерт. Потом опять — суп, горячее, десерт. И так до конца застолья, которое мы закончили... борщом! Более странного банкета я в жизни своей не видела. И никаких драк, конкурсов и криков «горько» – все чинно и благородно.
 
И тем не менее, такая свадьба запоминается гораздо больше — именно своей необычностью и долгой, временами непростой подготовкой. И я ни разу не пожалела, что вышла замуж на родине мужа, даже несмотря на то, что осталась в этот день без фаты.

Буква закона
 
Поскольку я сменила фамилию, после свадьбы мне предстояло поменять паспорт. Польша и Россия признают документы друг друга, поэтому проходит эта процедура достаточно легко. Нужно перевести и заверить у нотариуса свидетельство о браке, явиться в свой паспортный стол, оплатить пошлину и подождать 10 дней. В российский ЗАГС ходить не надо — свидетельство о браке может быть выдано только одной страной.
 
Интересно, что, в отличие от загранпаспорта (когда твою фамилию переводят в УФМС, как там считают нужным), тут женам предоставлена полная свобода. Переводить свою новую фамилию с польского на русский я могла в какой угодно конторе. И сколько бы их я ни обзвонила, везде слышала: скажите нам, какой вам нравится перевод, так вам и напишем. Чем я и воспользовалась: по советским правилам, польские фамилии на -ska на русский переводятся как -ская. Только этнические и известные поляки, чтобы подчеркнуть свою национальность, могут не добавлять «я», как Барбара Брыльска. Но благодаря пофигизму российский контор я тоже подчеркнула свою принадлежность к Польше.
 
То, что я сообщила чиновникам в России о своем замужестве, было добровольным делом. Польша никаких штампов не ставит, о браке никуда не докладывает. Так что, если бы мне это было нужно, для поляков я могла бы оставаться замужней Мильчановской, а для России – незамужней Ханян.

Религиозный вопрос

Не все католики, как мой Павел, женившись на православной, переходят в веру супруги. Как тогда быть с венчанием?
 
– Православная Церковь без всяких проблем венчает православных и христиан других конфессий, куда относятся и католики, – рассказал наш духовник отец Павел (Конотопов), иерей московского храма св. мч. Татианы. – Желательно на такое венчание получить благословение правящего епископа или хотя бы своего духовного отца. При этом такое венчание должно совершаться только в православном храме.

Источник: Собеседник
Новости наших партнеров
Загрузка...


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга