TOP 10
Новости наших партнеров

Владимир Стеклов выгнал дочь на улицу

25.09.12 00:13 Владимир Стеклов выгнал дочь на улицу

Они расстались, прожив вместе 20 лет, - но смогли остаться близкими людьми. Людмила Михайловна общается с нынешней его женой Ольгой...

Наталья Лазарева

 А вот в прочность его брака с актрисой Александрой Захаровой она не поверила сразу.

– Людмила Михайловна, с Владимиром Стекловым у вас была безумная любовь или страсть?

– Сначала страсть. А потом была уже привычка, потом уважение друг к другу. Все было, кроме великой любви, наверное. Я еще училась в школе, в Астрахани. Мой папа вел драматический кружок. Однажды он приходит домой и говорит: «Ко мне сегодня парень пришел – тридцать три буквы не выговаривает. Рыжий. Но как читает Есенина – просто можно умереть!» Как-то я пошла в кинотеатр, тогда перед киносеансами всегда концерты были, и вдруг на сцену выходит рыжий парень и начинает читать Есенина: «Гой ты, Русь моя родная. Хаты, в ризах образа». И я поняла, что это  он, о ком папа говорил. А потом я пришла к папе в кружок, и он мне дал роль в спектакле. Володя там тоже играл. Так мы познакомились. Затем мы вместе учились в Астраханском театральном училище. После училища он ушел в армию, а мы всем курсом поехали в Кинешму. Пока Володя служил, я успела побывать замужем за однокурсником. Стеклов приехал к нам как раз сразу после моего развода. Я была в растрепанном состоянии, и он вместе с моими друзьями помог мне все это пережить. Тогда мы просто дружили и жили театром. Делали вечера несыгранных ролей. Володька все время мечтал сыграть Ричарда Третьего. И мы играли. Я – леди Анну. Вечерами он приходил ко мне, и мы читали «Идиота» Достоевского. В один прекрасный вечер он остался. На двадцать лет.

Кинешма – это наша молодость. Эти старые деревянные дома. Мы все жили в большом деревянном двухэтажном доме. Он назывался дворянским гнездом. На первом этаже – кондитерская, на втором – жилые комнаты, где актеры жили.

Коммуналка. Мы все готовили по очереди, воду сами носили, туалеты – холодные. Печку топили. Но зато как хорошо было у этой печки сидеть и смотреть на горящие поленья. Трудности не вспоминаются. Они из памяти просто стерлись. А только хорошее, только чистое, нежное. Помню, Володя сделал мне предложение. Меня мама сразу звонками задолбила: «Люда! Не надо! Подожди! Это от отчаяния! Не бросайся во второй брак!» Слишком мало времени прошло после моего развода. Все вопросы были сняты, когда я сказала: «Мама, я беременна».

Володя писал такие вирши! Но говорить об этом не могу. Это настолько личное. Но было красиво. После репетиции он назначал мне свидания, как раз в том месте, где «Бесприданница», еще первая, снималась. Там эти цепи, где Лариса умирает. Я прибегала домой, жарила картошку и бежала на свидание. А он в это время ездил куда-то в садоводческие товарищества, покупал фиалки. Цветы тогда достать было невозможно. И вот он с этими цветочками меня встречал. Романтик. Денег не хватало. Мы копили десятки, которые нам мама с папой каждый месяц присылали, и откладывали.

Однажды летом поехали на гастроли по Ивановской области. И в одном из магазинов я увидела удивительно красивый красный брючный костюм. У меня сердце замерло. Так мне хотелось его купить. А денег нет. Тогда Володя ночью, на «Ракете», съездил в Кинешму, снял со сберкнижки все наши сбережения и купил мне этот костюм. Вот такие порывы души.

Он любил творить. У него руки золотые. Все мог сделать своими руками. Тогда иконы не достать было. Так он их из соломки делал. Вырезал фотографии из журналов, резал соломку, крепил, мастерил рамочки. Из коры делал панно. Талантливый человек талантлив во всем.

– Как вы познакомились с родителями Володи?

– У Володи были только мама и бабушка. Папы не было. Мама Мария Гавриловна – совершенно потрясающий человек. Володю она боготворила. Он для нее был и царь, и Бог, и свет в окошке. Мы приехали к ним, а я уже в положении. Володина бабушка встретила нас с иконкой и благословила. Мы с этой иконкой и расписались. Она у меня до сих пор хранится.

– Владимир Стеклов – это ваш идеал мужчины?

– Нет. Идеал мужчины для меня конечно же папа. Так же, как идеал мужчины для Грани – это ее папа. У Володи безумно сильная энергетика. Если на репетиции у него что-то не получалось, он приходил домой, бросал роль под диван: «Все! На завод! Шурупчики паять, отверточкой заворачивать! Какие там роли!»

Я ему говорила: «Ну ты чего? Только начали, подожди немножко. Сейчас все пойдет». Он талантлив от Бога. Как он, не выговаривая тридцать три буквы, делал себе дикцию! Все сам исправил. Никакого говора не осталось. У него сила воли такая, что может горы свернуть. И Граня такая же. Я никогда не забуду появление на шего ребенка. Я к маме в Краснодар поехала рожать. Гранечка была такой желанной. И появилась она на свет красоты необыкновенной, рыжая, белокожая, просто сказочная, весом четыре килограмма. Просто гигант. Счастье немыслимое. Через полгода мы вернулись в Кинешму.

Володя уезжал работать, а я ему Гранечкины фотографии отправляла. Он в письмах писал, что все заставлено ее фотографиями, что он каждое утро с ней здоровается, засыпает и просыпается вместе с ней. Он ее обожал. Гранечка у нас выросла в любви, в нежности безграничной. И сейчас живет в любви. Ее окружают самые любимые мужчины – муж, сын, отец, которые ее очень любят.

– Граня выросла в театре?

– Закулисным ребенком была. Брали с собой в театр. Она спала в креслах во время репетиций. В три годика мы ее уже оставляли дома одну. Я заводила будильник, ставила на стол еду и говорила: «Гранечка, будильничек зазвенит, покушаешь, и в кроватку». У нас дома было безумное количество пластинок. Граня обожала сказку «Теремок» и могла слушать ее десятки раз. Мы на кухне сидим, у нас уже голова пухнет, а она опять: «А теперь теремок – на замок». Однажды соседка мне говорит: «Люд, вы Гранечку одну оставляете? Она так плачет, так причитает».

Я удивилась. Как-то тихонько вышла и слушаю. Вдруг слышу из-за двери: «Ой, люди добрые! Ой, помогите! Ой, родители непутевые, ребенка одного оставили!» Веселая была у нас девушка. Конфликты в переходном возрасте, конечно, были. Но чаще с отцом. Они похожи и внешне, и по темпераменту. Их столкновения напоминали настоящие тайфуны. Граня уходила из дома, а я ее искала, возвращала. Однажды Володя ее просто выгнал. Уже ночь, а ее все нет. Мы все на нервах: где она? Причем не позвонила, не предупредила, что задерживается. Она пришла очень поздно, и Володя ей сказал: «Собирай вещи и уходи! Чтоб я тебя больше не видел!» Она спокойно надела куртку, взяла и ушла часа в три ночи. Я была в ужасе, просто на стенку лезла. Потом Володя сам бегал, искал ее по всему району.

– Сожалеете, что здесь, в Москве, ваша актерская судьба не сложилась?

– У меня все сложилось. Когда мы переезжали в Москву, мне действительно казалось, что рухнула вся моя жизнь, все, к чему я стремилась. Это правда была трагедия. Володя стал репетировать свой первый спектакль в Москве, а я приходила на репетиции. У меня сердце разрывалось. Я страдала, мучилась. Мне говорили: «Надо показываться! Надо пробиваться!» Я не могла. Достигнув вершины, начинать все с нуля – это не в моем характере. В тридцать два женщина должна уже раскрываться по-другому. И я поняла, что не буду никуда показываться. Но жить без театра я не могу. Сначала работала в детском музыкальном театре у Натальи Сац педагогом, потом – главным администратором Театра имени Вахтангова.

Постепенно набирала обороты, набирала силу. Я действительно пришла к гармонии с самой собой. Сейчас со мной моя семья, со мной пока еще мое здоровье. Кажется, наступил тот момент, который хочется продлить, и чтобы он длился как можно дольше.

– Наверное, не хотели, чтобы дочка шла в артистки?

– Я не была против. Но зная, как безумно тяжело  быть женщиной-актрисой, как тяжело, если что-то не сложится, быть выброшенной за борт, я хотела, чтобы она приобрела другую профессию. Володя так же считал. Но Агриппина стала актрисой. Она состоялась как актриса. И я ею горжусь.

– Через двадцать лет совместной жизни вы все же расстались с Володей. Почему? Семейное счастье разбилось о быт?

– Мы просто изжили свою любовь. Иногда сложности сплачивают людей, а иногда – нет. Десять лет прожили в крохотной однокомнатной квартире вместе с Володиной мамой. Это тяжело, когда нет своего уголка. Иногда ссорились по-черному, действительно устали друг от друга. И когда наступил полнейший кризис в отношениях, подали на развод. Разошлись, но не расстались. Мы не прекращали общения.

– Граня сильно переживала?

– Думаю, да. Но она была уже достаточно взрослой и понимала наш шаг. И понимала, что пришел тот момент, когда нам лучше разойтись, чем жить в ненависти и агрессии. Она всегда оставалась рядом со мной. Когда мне было тяжело, я всегда ощущала ее плечо. И она знает: что бы ни случилось, не дай Бог, я всегда буду рядом с ней, с ее семьей, с Данилкой. Всегда приду на помощь, сделаю все, что только будет в моих силах. Я ее очень люблю.

– Но когда Володя женился на актрисе театра Ленком Александре Захаровой, вы долгое время с ним не общались.

– Пауза была. Его второй брак стал для меня больным. Мне казалось, что он не настолько искренен, что это не его брак, не его женщина, не его планета. Поэтому практически год мы с ним не общались. Только когда Гранечка была на пятом месяце, я ему сказала: мы с тобой скоро будем бабушкой и дедушкой. А он: «Как? Как? Нас ждет такое счастье?!» А потом он расстался с Сашей, и в его жизни появилась Ольга. Вот к Ольге у меня совсем другие ощущения. Мне кажется, что он нашел свою половинку. Не нашел во мне, не нашел во втором браке, а в третьем нашел. С Володей у нас прекрасные отношения. У нас с ним дочь. Нам делить с ним нечего. У него сейчас чудная младшая дочь, прелестная жена. Мы встречаемся. Когда Володя работал в Театре Вахтангова, всегда прибегал ко мне поделиться, о чем-то рассказать, что-то спросить. Позвонит: «Ты видела спектакль?»

– А какие у вас отношения с зятем, актером Владимиром Большовым?

– Изумительные. Володя Большов – замечательный человек и актер. Я безумно счастлива, что Гране попался настоящий мужчина: мудрый, умный, талантливый, а самое главное – любящий. Он ее очень любит. И она его тоже. У него с Данилой сразу сложились хорошие отношения. Даня ценит его чувство юмора. Агриппина обожает Машу, Володину дочку. Они просто все родные люди.

– Людмила Михайловна, вы счастливы?

– Мне кажется, да. Я стала ценить какие-то мгновения счастья. Когда я общаюсь c внуком Данилой, когда мы с ним обсуждаем книги, фильмы – вот это для меня счастье. Вроде вчера еще общалась с маленьким человечком, а сегодня общаюсь со взрослым мужчиной. Когда мы собираемся всей семьей: Володя Гранечкин, Данилушка, Машка, Гранька. Когда я им борща наварю, и они счастливы. Мама, как вкусно! Баба, как вкусно! Для меня эти минуты очень ценны. А для дочери я хочу еще и глобального счастья. Достижения таких творческих высот, которых мне не удалось достичь. И конечно, большого женского счастья!

Справка

Владимир Стеклов – народный артист России. Роли в кино: «Чужая Белая и Рябой», «Савой», «Воры в законе», «Мастер и Маргарита» и мн. др. Прошел подготовку к полету на станцию «Мир». Но из-за недостаточного финансирования проекта в космос не полетел. Первая жена – Людмила Мощенская, их общая дочь – Агриппина Стеклова, актриса. Во второй раз женился на Александре Захаровой, дочери Марка Захарова. Сейчас в третьем браке. Супруга  Ольга – врач-стоматолог, доктор наук, от нее у актера дочь Глафира.

Источник: Собеседник
Новости наших партнеров
Загрузка...


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга