TOP 10
Новости наших партнеров

Родственник Софии Ротару: "Она погубила и мужа, и свекровь!"

10.08.12 00:40 Родственник Софии Ротару: "Она погубила и мужа, и свекровь!"

7 августа любимой миллионами Софии Ротару исполнится 65 лет. Несмотря на то, что у Софии Михайловны двое внуков, назвать ее бабушкой язык не поворачивается: до того она хорошо выглядит!

Наталья Алексеева

Обычно певица свой день рождения отмечает в кругу семьи. Но Валерий Евдокименко, брат покойного мужа певицы, не придет ее поздравить. Он откровенно рассказал нашему репортеру о конфликте со звездной родственницей.
 
Валерий Евдокименко не общается с Софией Ротару уже почти десять лет. В последний раз они встречались на похоронах его брата Анатолия, мужа певицы. После этого их пути разошлись. Валерий Кириллович признается: он не идет на контакт с Софией Михайловной и ее семьей, потому что до сих пор не может простить ей оскорбление.
 
Больше двух лет назад не стало мамы Валерия Кирилловича. От нее осталась квартира, которую незадолго до кончины женщина переписала на Валерия, своего старшего сына. Каково же было его удивление, когда однажды ему позвонила София Михайловна и потребовала отдать квартиру ей!
 
– Но ей не удалось этого сделать. Она не знала, что незадолго до смерти мама отписала дарственную на квартиру на меня. Моя мама очень тяжело болела, мы с женой купили квартиру этажом выше, чтобы ухаживать за ней, – говорит Валерий Кириллович. – Узнав о дарственной, София не отступилась. Начала наговаривать на меня гнусности, что я, мол, упек мамочку в психушку! Да она же прекрасно знает, что мама лежала в хорошей больнице, в отдельной палате, я создал ей все условия, потому что тогда был помощником губернатора. В общем, не получилось у нее ничего. А вот уход мамы в мир иной обеспечила как раз Соня! Они с мужем ее сестры Лиды прикатили в госпиталь, пьяные, с шампанским и тортом. Естественно, их не пустили. Тогда Соня подняла такую бучу, что дошла до Министерства здравоохранения. И под угрозой приезда комиссии бедные врачи выписали мою маму из больницы, что ускорило ее смерть! Да не только маму она довела, но и Толю тоже.
 
– Что вы имеете в виду?
 
– Если бы Соня заботилась не только о своей звездности, а о своем муже, хоть бы раз подумала, что, наверное, не надо его посылать кого-то встретить, напоить, подкупить, а следовало бы найти себе менеджера, который бы выполнял всю эту мелкую работу. Эх, Толя, Толя. Он ведь был очень болен в последние годы, а Соня в это время яростно боролась за деньги, за славу. Да не только это его погубило, как забыть эти непрерывные концертные пьянки!
 
Я помню, еще в 1974 году собралась компания – Соня, Толя, популярный тогда певец Евгений Мартынов. Я тогда был первым секретарем горкома партии. Рядом со мной за столом сидел директор лесокомбината, который как-то толкнул меня локтем и сказал: «Смотри, а чего это они Толика за водкой гоняют, как пацана?» И вот я уже тогда понял: беда! Соня уже тогда спихивала мужа на технические роли, держала на подхвате.
 
– Почему же Анатолий все это терпел?

 
– Так ведь он был мягкий, как воск! А вот у нее характер – огонь! Помню, как-то послал я за ней своего водителя в село, откуда она родом. Тот приехал, а Соня до этого корову доила и одета была соответствующим образом: в фуфайке, платке старом. Услышав шум мотора, она вышла, а паренек-водила ее не признал и спросил, где можно Софию Михайловну найти, я от Валерия Кирилловича (смеется). Так она его припечатала на чем свет стоит!
 
– После этой истории с квартирой она поняла, что была не права, повинилась?

 
– Что вы! От других людей я узнал, что она, оказывается, хочет со мной помириться, мол, как же так, Толика нет, там Валерий один остался, как нехорошо получилось, надо бы нам помириться. Когда мне передали ее слова, я ответил, что об этом не может быть и речи. Я никогда у нее ничего не просил, а она себя так безобразно повела! Я был так оскорблен, думал, что сойду с ума. Хотя я уже давно привык к зависти с ее стороны.
 
– А чему она завидует: она ведь звезда шоу бизнеса, у нее счастливая семья, любимый сын, внуки…
 
– Ее очень угнетало, что мои дети и внуки были круглыми отличниками, становились кандидатами наук, а у Русланчика с учебой были проблемы. Он всегда говорит, что очень любил отца, а ведь когда Толик умер, у его гроба больше суток провели мы с женой и брат Софии Михайловны с супругой. Ни Сони, ни сына не было! Мне кажется, они в это время просто переоформляли счета. Когда Руслан приехал, я позвонил ему и спросил: почему возле папы никого нет? На что он ответил: «Ну я же должен был отдохнуть, принять душ!» А потом еще хлеще: когда они наконец-то приехали, он вдруг ляпнул: «Ну, это лучший выход!» Тут-то Соня ему, конечно, выволочку устроила, кричала: «Что значит, смерть папы – лучший выход?!»
 
Я каждый месяц  бываю на могиле Толика. Пару раз меня видела домработница, которая за ней присматривает, и сразу сообщала Соне или Руслану. Вскоре после ее звонка появлялся джип – это Русланчик приезжал пообщаться со мной. Но мне этого не надо. Еще в юности я понял, что я для нее человек второго сорта. Помню, собирались две семьи – наша и Сони. Мои родители, ее родители, брат и сестры не сказали за весь вечер ни слова! Говорила только она, а мы были так, для мебели, для антуража.
 
– София Михайловна всегда с большой теплотой говорит о сестрах – Аурике и Лидии. Но никогда про брата Анатолия. Почему?
 
– Анатолий Ротарь – единственный из всей семьи, который прямо в лоб говорит ей то, что я сейчас говорю вам. А она не любит о себе правду слушать. Толя вместе с ней открыл пивной заводик, но он быстро закрылся, хотя Толька необычайно одаренный бизнесмен. Сейчас Соня с братом не общается. Ей ближе всех сестра Лида, потому что у той очень хитрый муж, который знает, как найти подход к нашей Соне.
 
Сначала они были в страшной ссоре, уж почему, не знаю, но потом Соня дала им огромную сумму, несколько сот тысяч долларов, и они пошли к ней на поклон. Помню, только один раз София Михайловна спросила у мужа Лиды, когда же он вернет ей долг, на что тот затараторил: «Это ж наши деньги, мы ж все свои». Обеим сестрам Соня помогла стать заслуженными артистками Украины. А Толя живет обособленно, сам построил дом, своими руками. Он держится от нее на расстоянии. Как и я.
 
Никогда не забуду, как однажды меня мальчишки с нашей улицы попросили передать ей свой диск с песнями. Я выполнил их просьбу, так она взяла и тут же выбросила его в мусорное ведро, как будто я ей жабу вручил. Или вот еще показательный пример: пару лет назад меня незаконно лишили пенсии научного работника. Я при встрече попросил ее: «Соня, ты не могла бы сказать Кучме (тот тогда был президентом Украины), чтобы он на Пенсионный фонд надавил, а то так мне придется потратить пару лет, чтобы выиграть дело». Она мне отказала. Я очень жалею, что тогда обратился.
 
– Вы наверняка слышали о конфликте между Софией Михайловной и ее директором Ольгой Коняхиной. Одни говорят, что та скрыла от певицы огромную сумму денег, но другие полагают, что Ротару приревновала ее к одному симпатичному музыканту. Вы какой версии придерживаетесь?
 
– Я даже в страшном сне не могу представить, что Соню можно кинуть на деньги! Она ж, если узнает, растопчет человека сразу! Соня заставила Толю написать такую расписку, за которую он едва не сел в тюрьму. После чего на него было заведено уголовное дело, что и послужило поводом к первому инсульту. А ведь все могло бы быть иначе, женись он на другой девушке.
 
– Но София Михайловна всегда говорит, что это он ей проходу не давал!

 
– Все было наоборот! Мы ведь ее из навоза вытащили! Соня родом из простого молдавского села. А мы из нее сделали звезду. Я тогда был первым секретарем обкома комсомола, сидим мы на комсомольском концерте художественной самодеятельности. В жюри был сам Георг Оттс. И вдруг один из членов жюри обратил внимание на Соню и говорит: «Слушай, харизматичная какая девка!» Я удивился: была она тогда сгорбленная, худенькая, ничего особенного. Но мне было поручено взять ее под опеку и вырастить звезду.
 
Осенью 1968 года я послал Толика и Соню на Софийский фестиваль народной музыки, там она получила звание лауреата. Мы ее взращивали, как цветок, за счет городского бюджета создали ансамбль, и через год она уже стала заслуженной артисткой!
 
Забавный эпизод произошел после ее победы в Софии. Пришла она ко мне на прием и как начнет: «Ой, Валерий Кириллович, ездили мы с Толей на фестиваль, он жениться обещал, а сейчас что-то «волынит». Я обещал разобраться. И в этот же вечер мы с отцом вызвали Толю на ковер, начали его распекать: «Ты обещал? Если да, то давай женись». И через пару месяцев мы их поженили.
 
P.S. Мы позвонили сыну Софии Ротару Руслану Евдокименко и попросили прокомментировать высказывание родственника.

 
–  Это бред! – заявил он. – Мы все находимся за границей на отдыхе, со всеми братьями и сестрами. Валерий Кириллович не знает, как о себе напомнить. Что касается его россказней про дом в Черновцах, то претендовать на дом, в котором выросли он и мой покойный отец, ни у кого и мысли не возникало.

Источник: Собеседник
Новости наших партнеров


 
Информация об ограничениях 18+ © 2006-2016 Topnews.ru
При использовании материалов ссылка на TOPNEWS обязательна
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
5 место - оценка материалов редакцией topnews.ru. Узнать подробнее о составлении рейтинга